Дело Алексея Навального принимает все более хитрые очертания и неожиданные обороты. Даже простое перечисление фактов и событий напоминает сюжет крутого триллера, вполне пригодного для Голливуда.

До поры до времени процесс в Кирове по делу Кировлеса, где Навальный был одним из главных фигурантов и ответчиков, и предвыборная кампания кандидатов в мэры Москвы, в которой тот же Навальный пытался принять участие, были как две непересекающиеся параллельные прямые.

Но потом ровное течение событий нарушил исполняющий обязанности мэра Москвы, он же основной кандидат на этот пост Сергей Собянин. Собрав все необходимые для своего выдвижения подписи простых москвичей и муниципальных депутатов, он проявил неслыханную широту души. Распорядился, чтобы помогли его конкурентам. И в первую очередь – как раз Навальному.

Дальше случился полный разрыв шаблона и сплошная цепь нарушений теории жанра и теории сюжета. Он оказался одновременно главным героем если не трагедии, то драмы – как фигурант уголовного дела, и основным персонажем фарса или водевиля – как претендент в кандидаты.

Муниципальные депутаты, в основном, члены и выдвиженцы «Единой России», которую Навальный накрепко заклеймил как «партию жуликов и воров», дружно предложили своему вечному недругу и оппоненту 110 необходимых подписей. Сам кандидат растерялся и поначалу отмалчивался. Зато шеф его избирательного штаба начал кокетничать и капризничать: то возьмем подписи, то не возьмем, то возьмем не все, а лишь некоторые, но мы не просили, да не слишком-то и хотелось…

В конце концов, презент от «партии жуликов и воров» был принят, хотя и частично. И уже тогда создалось странное впечатление, что Навального тащат на мэрские выборы чуть ли не силком, вопреки его воле и желанию, а он слабо сопротивляется. И параллельно с этим двигался процесс по делу Кировлеса в Ленинском районном суде города Кирова.

И на этой неделе две параллельные прямые сошлись. Такое возможно только в неэвклидовом пространстве российской политики. 17 июля Алексей Навальный был официально зарегистрирован кандидатом в мэры Москвы. 18 июля Алексей Навальный получил 5 лет лагерей общего режима и был взят под стражу.

Но 19 июля его внезапно выпустили из-под стражи, изменив меру пресечения, вернув в состояние подписки о невыезде – до тех пор, пока обвинительный приговор суда не вступит в законную силу. То есть, пока суд высшей инстанции не рассмотрит апелляцию адвокатов осужденного. Причем, несмотря на то, что суд у Навального в Кирове, подписка о невыезде касается только Москвы.

Старожилы из числа российских юристов не припомнят такого случая, чтобы сама же прокуратура обжаловала приговор своему подопечному в части меры пресечения. Как правило, а вернее, как всегда, если уж суд велит взять ответчиков под стражу, то их и берут и не отпускают. И сидят они, как миленькие, в следственном изоляторе, пока в разных судебных инстанциях обжалуется их приговор.

Однако ради Алексея Навального, а заодно, за компанию, ради Петра Офицерова, был нарушен установленный рутинный порядок, привычная процедура и неписаный ритуал. Безусловно, прокуратура как надзорный орган имела полное право вмешаться и потребовать изменить меру пресечения. Но практически никогда она этим правом не пользуется. Отчего же случилась такая внезапная смена вех?

По этому поводу существует несколько версий.

Версия первая.

Ее можно вкратце обозначить так: левая рука не ведает о том, что творит правая. Судья не знал о позиции прокурора, оба вместе не знали о столичной предвыборной кампании. Налицо то ли разбалансированность, несогласованность в действиях властей, то ли неслыханная независимость суда.

Поверить в такой вариант сложно. Как-то подозрительно быстро тот самый прокурор Богданов, который сначала требовал взятия подсудимых под стражу, пересмотрел свои позиции и пришел к противоположному мнению. Да и суд слишком исправно сработал по принципу «чего изволите?».

Не похоже на то, чтобы судебные и надзорные инстанции действовали по собственной инициативе. Правда, это не отменяет вероятности того, в верхних эшелонах власти имеются разные подходы и сценарии дальнейшей судьбы Навального.

Версия вторая.

Совсем экзотическая, но она широко распространилась по блогосфере. Суть ее выразила пользовательница микроблога в Твиттере с ником anaitiss: «Самая логичная и конспирологичная версия происходящего – из Навального действительно делают преемника. Очень бы этого не хотелось».

Это кажется совсем уж невероятным. Но в современной России возможны самые фантастические политические комбинации и конфигурации. Да и стоит заметить, что политический почерк слишком сильно смахивает на стиль Бориса Ельцина: такой же популизм, борьба с привилегиями, громкие обличения правящей партии, в которых место КПСС заняла «Единая Россия».

Между прочим, так называемая Семья, то есть родные и близкие Ельцина, хотя и ушла с авансцены в глубокую тень, но окончательно не покинула площадку большой политики в нашей стране. И некие политтехнологи, работающие, на ельцинскую Семью, могут разрабатывать отдельные проекты.

 Версия третья.

Алексею Навальному просто-напросто дают возможность сбежать.

Да, конечно, такой резкий шаг молодого начинающего политика привел бы к полной потере лица и репутации. Зато позволил бы ему избежать уголовного преследования, сохранить свободу и пространство для маневров. Реалии современного мира дали бы возможность ему продолжать курировать и направлять действия соратников и сотрудников издалека.

Да, может быть, не из такого уж далека. Например, из соседней Грузии. Или даже Украины. В любом случае, туда проще убежать (или помочь с бегством), чем в дальние страны.

Версия четвертая.

Основная и при этом она частично интегрирует отдельные аспекты трех предыдущих версий.

Как говорится, не надо искать черную кошку в темной комнате, если ее там нет. Может быть, все предельно просто, как и было сформулировано при рассмотрении в суде. Где обвинение, то есть прокуратура, мотивировало свою апелляцию тем, что Навальный зарегистрирован кандидатом на выборах мэра Москвы: «в связи с чем избранная в отношении него мера пресечения препятствует обеспечению равного доступа кандидатов к работе с избирателями».

То есть, все вернулось на круги своя: просто-напросто Алексею Навальному решили дать возможность провести предвыборную кампанию. Разу уж власть, в лице Сергея Собянина, всячески способствовала его регистрации кандидатом, то надо помочь ему пройти эту дорогу до конца.

Какова могла бы быть логика принятия подобного решения? Допустим, Навальному не мешают дойти до выборов, он получает там свой небольшой процент, и это преподносится властью как провал и поражение одного из лидеров оппозиции. Вот, мол, смотрите, какой низкий у него рейтинг, никто не поддерживает, кроме узкой группы поклонников-фанатов ну и так далее.

Подобный ход власти выглядел бы вполне разумным. Более того: этот прием уже использовался в прошлом году во время муниципальных выборов мэра города Химки, в которых дали возможность принять участие яростной оппозиционерке Евгении Чириковой. Она, правда, получила не так уж мало, 17 процентов, но до победителя ей было очень далеко.

Вот только в случае с Алексеем Навальным вся эта схема может теперь уже не сработать, Слишком много внимания было привлечено в последнее время к его фигуре, и соответственно, к его кандидатуре. О нем теперь поневоле узнали многие избиратели, которые вчера еще не имели об этом блогере и борце с коррупцией никакого впечатления.

Ни сам Навальный, ни кто-либо другой, не смог бы устроить себе такую головокружительную избирательную кампанию с уголовным процессом, заключением под стражу и последующим освобождением. Пока невозможно подсчитать, сколько дополнительных голосов принесут ему эти коллизии и перипетии, но бесследно они ни в коем случае не пройдут.

Тем более что в ближайшие полтора месяца у оппозиционного кандидата и его штаба будут почти бескрайние перспективы для агитации. Да еще вдобавок – трибуна в виде дебатов на такой площадке, к которой Навального до сих пор и близко не подпускали – на телевидении. Пусть не на Первом-Втором канале, а только на ТВЦ, но и его смотрят миллионы граждан, в том числе далекие от Интернета.

Иначе говоря, оппозиционеру дадут возможность расширить свою аудиторию… Если, конечно, опять-таки не случится крутой поворот. И суд следующей ступени не подтвердит приговор Ленинского районного суда города Кирова. И Алексей Навальный все-таки будет снят с дистанции. После того, как столько усилий было затрачено, чтобы его на эту дистанцию запустить. Это стало бы совсем уж абсурдно. Но в современной российской политике ничего невозможного нет

 

Николай Троицкий