В Турции продолжаются бурные антиправительственные выступления. Их участники протестуют против курса на исламизацию и чрезмерно авторитарной формы правления властей. Один из главных лозунгов манифестантов – требование отставки главы правительства и лидера происламской Партии справедливости и развития Реджепа Тайипа Эрдогана.

Последней каплей и в то же время предлогом для начала массовых протестов стал жесткий разгон демонстрантов 31 мая в Стамбуле на центральной площади Таксим. Эту протестную акцию сначала воспринимали как чисто экологическую: дескать, граждане выступили против вырубки деревьев в парке Гези.

Однако на самом деле участников акции волновали не столько деревья в отдаленном парке, сколько Культурный центр имени Ататюрка, расположенный прямо на площади Таксим. Кроме того, протестантам не понравились планы правительства построить на месте парка очередную мечеть.

Здесь понадобится небольшой экскурс в историю. Мустафа Кемаль, взявший себе фамилию Ататюрк (отец турок) – основатель и создатель Турецкой республики, светского государства. Ататюрк для жителей современной Турции – все равно, что Ленин для граждан СССР, только турки относятся к своему кумиру с гораздо более искренним почтением и уважением. Автор этих строк не раз лично убеждался в этом, когда путешествовал по малоазийской республике. Потому и снос центра, посвященного этому государственному деятелю, не может оставить равнодушными очень многих граждан.

Реджеп Эрдоган, который возглавляет Турции с 2003 года, стал первым правителем, попытавшимся ревизовать наследие Ататюрка. Его Партия справедливости и развития (ПСР) представляет интересы умеренных исламистов, а называется она так потому, что в республики категорически запрещено использовать даже слово ислам в официальных названиях. Таковы заветы Ататюрка, и касаются они не только слов, но и дел.

Эти заветы и пытается пересмотреть нынешний премьер-министр Турции. Судя по тому, что его партия трижды подряд выигрывала парламентские выборы, у него есть солидная поддержка в стране. Но есть и противники, в первую очередь – военные, армейское руководство, которое считается гарантом светского пути развития Республики. Они находятся в глухой оппозиции к правительству, а Эрдоган пытается реформировать политическую систему страны.

Прежде всего, он инициировал работу над новой Конституцией, предполагающей переход Турции от парламентской к президентской республике. Естественно, сам же Эрдоган рассчитывает стать первым всенародно избранным президентом, а оппозицию эти его планы категорически не устраивают.

Еще одна сфера конфликта – система образования. Эрдоган несколько лет добивался отмены закона, запрещающего ношение хиджаба (мусульманского головного убора) студентам в учебных заведениях. А в этом году ПСР начала пробивать законопроект о разрешении надевать хиджаб и отпускать бороду преподавательскому составу вузов. В свое время Ататюрк боролся с исламским наследием при помощи методов, схожих с теми, что применял наш Петр Великий. В частности, он приказал немедленно сбрить бороды всем преподавателям вузов.

Об укреплении исламского характера государства при Эрдогане свидетельствуют и 17 тысяч построенных новых мечетей. А также законы об ограничениях на рекламу и продажу спиртного, запреты абортов и запреты на публичную демонстрацию чувств, например, на публичные поцелуи.

Все эти меры правительства Эрдогана привели к серии антиправительственных выступлений, кульминация которых пришлась на начало июня 2013 года. После вышеупомянутого разгона водометами и слезоточивым газом демонстрантов на площади Таксим стихийные митинги прошли во многих крупнейших городах Турции. Напряженность не стихает, манифестации то и дело переходили в массовые беспорядки. Около двух тысяч человек задержано. Всего за 5 дней пострадало около 3,5 тысяч человек. Три человека погибли.

Правительство не раз обращалось ко всем гражданам с призывом незамедлительно прекратить манифестации, признав, что в первые дни волнений полиция для наведения порядка применила слишком жесткие меры. Свои извинения за чрезмерную жестокость при разгонах принес вице-премьер Бюлент Арынч. Но все это не привело никакого эффекта.

Напротив, начались забастовки, объявленные профсоюзной конфедерации Турции. Накануне делегация представителей тред-юнионов передала правительству свои требования. В их обращении к властям говорится, что трудящиеся ждут официального объявления о том, что правительство откажется от любых планов вырубки деревьев в парке Гези, а также отменят инициативы по сносу расположенного на площади Таксим Культурного центра имени Ататюрка. Профсоюзы требуют уволить «всех директоров управления безопасности, губернаторов Стамбула и Анкары и других городов, ответственных за смерть двоих манифестантов и нарушение основных демократических прав».

Напряженная обстановка в Турции не может не беспокоить экспертов и наблюдателей хотя бы потому, что эта республика находится по соседству с одним из самых взрывоопасных регионов мира – Ближним Востоком. Неспокойно в Ливане и Ираке.

В соседней Сирии идет война – причем премьер Эрдоган открыто поддерживает вооруженных боевиков из «оппозиции» Башару Асаду. Тлеет конфликт между Израилем и Палестиной. Если ко всем этим горячим точкам прибавится еще и Турция, то о последствиях страшно даже подумать. Существует ли такая угроза и может ли она хотя бы косвенным образом затронуть Россию?

«Турецкое лето – фактически продолжение арабской войны», – сказал руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады РАН Александр Шумилин. И пояснил свою мысль: «Не стоит преувеличивать фактор борьбы против исламизации, это второстепенно и несущественно. Главное – люди выступили против усиления авторитарных тенденций власти. Это движение за демолкратию, и оно, скорее всего, не закончится свержением или иными насильственными действиями, так как в Турции действуют демократические процедуры».

Но есть и совсем другие мнения.

«Протесты в Турции очень важны как для самой страны, так и для подавляющего большинства исламских стран, – считает журналист и политолог из Азербайджана Гамид Гамидов. – Турция фактически первая из исламских стран, чьи жители за последние годы открыто выступили против исламского развития государства в пользу светского пути. И если получится у них, это воодушевит светских граждан и ряда других государств, влияние ислама в которых за последнее время только растет. Азербайджан в их числе».

Строго говоря, для России это не имеет принципиального значения. Единственно, на что мог бы повлиять более или менее светский характер турецкого государства – это туризм. В последнее время напряженная обстановка складывалась в нескольких странах, где находятся излюбленные места отдыха россиян – в Тунисе, затем в Египте, теперь дошло до Турции.

Это вопрос не политический, да и отечественного курортника не напугаешь не только манифестациями и массовыми беспорядками, но даже стихийными бедствиями. Но, тем не менее, стихийные протестные выступления уже начались в Анталье, в самом центре курортного района.

Семен Багдасаров, военный эксперт по Ближнему Востоку, кроме того, напомнил, что лидеры радикального крыла сирийских повстанцев пообещали мстить России за ее политику поддержки Асада в Совете Безопасности ООН. «А этих оппозиционер вместе с так называемыми сирийскими беженцами полным-полно в Турции, особенно в южной ее части, неподалеку от курортов», - добавил эксперт.

Багдасаров полагает, что правительство Эрдогана не удержится и не сможет противостоять напору протестной стихии. Что это значит для России? «При Эрдогане в Турции отдыхают и лечатся боевики с Северного Кавказа», – напомнил военный эксперт. И продолжил: «Эрдоган проводит пантюркистскую политику, пытаясь ослабить влияние России в Средней Азии, а также активно работает со многими нашими автономными республики. Он же выступает против стратегического партнера Москвы Башара Асада. Таким образом, никакой он нам не друг».

«Впрочем, России не следует вмешиваться во внутренние дела Турции, пусть все там идет своим чередом, логика процесса вполне нас устраивает», – уверен Багдасаров.

 

Николай Троицкий