Генетическая модификация – это технология, используемая для более точного и быстрого улучшения свойств растений по сравнению с обычной селекцией, и, положа руку на сердце, можно с уверенностью сказать, что среди обычных потребителей очень сложно найти людей, которые с удовольствием покупали бы продукты с маркировкой ГМО, и даже более того – многие охотно отказались бы приобретать подобные товары. Проблема в том, что этикетка не всегда очевидна или понятна потребителю.  

 

Читать или не читать

 

Национальный исследовательский центр «Здоровое питание» провел опрос среди россиян, согласно результатам которого 70% респондентов читают этикетку на продуктах. Остальные покупают без лишних размышлений по поводу состава продукта, его массы или объема и сроков хранения, и подобное равнодушие вполне объяснимо: 44% не жалующих этикетки участников опроса не считают информацию, размещенную на них, важной, 33% считают ее недостоверной, 27% просто не могут прочесть текст, набранный мелким шрифтом, 6% думают, что этой информации слишком мало, остальные нашли другие причины игнорировать этикетки.

Депутаты ГД — лидер партии «Родина» Алексей Журавлев совместно с сенатором, зампредом комитета по экономической политике Валерием Васильевым вносят в Государственную думу законопроект, согласно которому информация о составе продуктов, содержащих ГМО, должна быть напечатана легко читаемым крупным черным шрифтом на белом фоне и занимать не менее 15% площади упаковки. При этом по задумке инициаторов идеи, все пищевые добавки — красители, загустители или консерванты должны быть расшифрованы, а не просто указаны в формате аббревиатуры (Е, INS и др). Как полагают политики, подобная

Как рассказал автор инициативы Алексей Журавлев, поправки вносятся в ст. 10 ФЗ «О защите прав потребителей» и представляют собой уточнения требований к маркировке продуктов питания, содержащих пищевые добавки и компоненты, полученные с применением ГМО.

мера минимизирует шансы приобретения продукта «по незнанию» и окажется более чем полезна для людей со слабым зрением. В любом случае, решение — употреблять или нет такой продукт — останется за потребителем, однако он должен быть информирован о том, что он употребляет в пищу, считают парламентарии.

 

Предупрежден, значит вооружен

 

Законопроектом предлагается установить требования к маркировке товаров, содержащих ГМО, выделив для этого 15% площади большей стороны потребительской тары, и обязать производителей наносить ее «прописными буквами черного цвета на белом фоне жирным, четким, легко читаемым шрифтом, максимально крупного размера». Параметры начертания надписи предлагается заимствовать у потребительской тары табачных изделий.

По мнению вице-премьера Аркадия Дворковича, мир можно прокормить без генетически модифицированных продуктов. В России решили не использовать технологии ГМО. В стране не собираются также выращивать генномодифицированные продукты. При этом Россия не против таких технологий, заявил зампредседателя правительства.

Также законопроектом предлагается обязать производителей указывать индексы пищевых добавок, согласно Международной цифровой системе (INS) или Европейской цифровой системе (Е), так как наличие в составе продукта лишь химического наименования пищевой добавки или наименования класса пищевых добавок не всегда дает покупателю полную информацию о ее безопасности. Так, например, как указано в пояснительной записке к законопроекту, упоминание в составе класса стабилизаторов (загустителей) может подразумевать широкий их перечень (в соответствии с классификацией Е1000–Е1999) от вполне безобидного крахмала до этанола, который не входит в список пищевых добавок, разрешенных к применению в пищевой промышленности в Российской Федерации.

«Внимание к проблеме вполне закономерно, ведь современное поколение детей — сплошь все аллергики. Раньше таких проблем со здоровьем подрастающего поколения не было. Мы прежде всего то, что мы едим. Поэтому человек, как минимум, должен быть информирован и сам принимать решение — готов он употреблять в пищу такие продукты питания или нет. Мы не запрещаем, потому что научно доказать, насколько это вредно или полезно, пока очень сложно, но мой жизненный опыт говорит, что это точно не полезно», — пояснил свою позицию Алексей Журавлев изданию «Известия».

 Ника Бажанова