Государственная Дума приняла в первом чтении постановление о так называемой экономической амнистии предпринимателям. Второе и третье чтения не заставят себя ждать. Простое большинство, голосующее за этот документ, никуда не денется. Эту амнистию можно считать свершившимся фактом.

На свободу выйдут граждане, осужденные за преступления против собственности и в сфере экономической деятельности. Но далеко не все, конечно, а только те, у кого первая ходка и кто возместил нанесенный ущерб. Под действие амнистии подпадают не только заключенные, но и условно осужденные, лица, наказание которым отсрочено, и условно-досрочно освобожденные. У них больше не будет судимости.

Эксперты продолжают дискутировать о количестве предпринимателей, которые выйдут на свободу. Употребляется словосочетание «десятки тысяч», но оно, скорее всего, относится к условно осужденным, условно-досрочно освобожденным, то есть, к тем, с кого снимут судимость. Что тоже немаловажно.

Ну а что касается заключенных, то омбудсмен или, по-русски выражаясь, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов насчитал около 13 тысяч 600 человек, осужденных по экономическим статьям. Из них на свободу, по его мнению, смогут выйти до 10 тысяч человек.

В общем, не так уж много. Не сравнить со знаменитой амнистией имени Лаврентия Берия от холодного лета 1953 года, когда «откинулись от хозяина» более миллиона уголовников. Казалось бы, зачем сравнивать с делами давно минувших дней? Но с тех пор не так уж много амнистий было на Руси, по пальцам можно пересчитать, потому невольно и вспоминаются столь далекие исторические события.

Сегодняшняя амнистия – тоже историческое событие. «Масштабных амнистий в России не было с 90-х годов прошлого века. И очень хорошо, что мы, наконец, вернулись к этой полузабытой практике. В этом большая заслуга предпринимательского сообщества и Бориса Титова, который воспользовался своей должностью омбудсмена», - говорит председатель Общественной наблюдательной комиссии по соблюдению прав в местах принудительного содержания Валерий Борщев.

Но все-таки, любопытно, зачем была выделена профессиональная категория – предприниматели. Отчего бы не объявлять такую же амнистию, например, врачам? Ведь в Уголовном кодексе РФ есть целый ряд статей, предусматривающих наказания именно за профессиональные преступления медиков различной степени тяжести.

Далее. Если оценивать ситуацию с точки зрения гуманизма, то, наверное, кормящим матерям, да и просто женщинам с малолетними детьми намного тяжелее приходится в тюрьмах и лагерях, чем бизнесменам. Казалось бы, матерей и надо отпустить в первую очередь. Кроме тех, конечно, которые совершили страшные преступления, но это само собой разумеется.

Наконец, если рассуждать о минимальном ущербе для государства, то мы же знаем, что зону топчут очень многие люди, деяния которых даже преступлениями нельзя назвать: украл трех кур, в сердцах крикнула соседке: «Я тебя убью» и так далее в том же роде.

Вот и разгрузить бы места не столь отдаленные от этих несчастных, не представляющих абсолютно никакой опасности для прочего мирного населения. Более того: именно на зоне многие из них могут обозлиться, ожесточиться и превратиться в матерых уголовников. Неужели государственные люди не понимают, что они могли бы предотвратить этот процесс озверения, одичания тысяч сограждан…

Но нет, зеленый свет зажгли только перед предпринимателями, нескольким тысячам из которых дали возможности в ближайшие месяцы выйти «на свободу с чистой совестью».

Прежде всего, причина в том, что именно у этой категории граждан нашелся активный и дееспособный омбудсмен, уполномоченный, он же ходатай и лоббист в высших эшелонах власти Борис Титов. Нет такого ни у врачей, ни у матерей, ни у мелких правонарушителей.

Однако надо было еще, чтобы ходатайства и намерения Титова совпали с желаниями политического руководства. И такое совпадение произошло. Извините, но если отрешиться от эмоций и пафоса с придыханием, то с точки зрения холодной, прозаической политики предприниматели «как класс» намного важнее всех прочих слоев и прослоек общества. Особенно – на фоне непрекращающегося экономического кризиса.

Конечно, государство могло бы не поворачиваться лицом к бизнесу, продолжать не обращать внимания на жалобы предпринимателей и не мешать их «кошмарить». Ничего бы не изменилось.

Зато теперь – общественно-политическая ситуация может измениться. Дело не только в том, что любая амнистия лучше, чем ее отсутствие, потому что «свобода лучше, чем несвобода». Похоже, что власть пытается восстановить доверие к себе среди людей бизнеса, убить в зародыше мысль о том, что в России, дескать, бизнесом заниматься невозможно. Получится или нет, судить трудно, но тенденция очевидная.

Экономическая амнистия, объявленная по инициативе президента Путина, свидетельствует о том, что предприниматели en masse, в целом отнюдь не приравниваются к жуликам. И даже оступившимся и провинившимся власть дает шанс и возможность исправиться, вернуться на круги своя.

В результате несколько тысяч активных, деловых и, как правило, находящихся в самом дееспособном возрасте граждан России дружно воспрянут и начнут развивать экономику?

Трудно сказать, получится ли все так однозначно. Но, скорее всего, расчет делается именно на такую перспективу. Иначе предпринимателей не стали бы выделять, как особо значимый класс и предоставлять им определенные привилегии.

До сих пор в России в дефиците были помилования и элементарные оправдательные приговоры. Официальные юристы объясняли это тем, что «у нас зря не сажают», а дела тех, кто заслуживает оправдания, якобы не доходят до суда.

Но тут президент Путин внезапно смазал карту будней и выступил с амнистией. Безусловно, такой, выражаясь морским языком, поворот-все-вдруг выглядит как настоящая сенсация. Значит, такой шаг признан политически целесообразным. И адресован он, наверное, не столько вовнутрь страны, сколько в сторону внешнего мира.

Социологические опросы показывают, что бизнесмены, предприниматели не пользуются ни симпатией, ни популярностью среди россиян. Эта амнистия едва ли повысит рейтинг первых лиц среди отечественного «простого народа». Зато, видимо, предполагается, что эта мера придаст оттенок либеральности экономической политике Москвы и улучшит имидж нашей страны в глазах международной общественности.

В общем, повезло предпринимателям. Остальным нашим гражданам, и в неволе, и на свободе, остается только ждать и надеяться, что власти когда-нибудь вспомнят о них.

Николай Троицкий