Вторая серия предвыборных дебатов кандидатов в мэры Москвы, которая была показана на телеканале «Москва 24», вернула смысл и самому слову «дебаты», и мероприятию. Пятеро кандидатов в градоначальники (и.о. мэра Сергей Собянин по-прежнему блистал отсутствием) наконец-то вволю подискутировали.

При этом они переругивались и покрикивали друг на друга, то и дело переходя на личности. Воздержался от этого лишь многоопытный депутат-коммунист Иван Мельников. А тон дискуссии невольно задал, казалось бы, самый тихий и бесцветный из кандидатов – Николай Левичев.

Накануне дебатов он инициировал вскрытие дверей подозрительной квартиры, где, по мнению Левичева, находился «подпольный штаб» другого кандидата в мэры, Алексея Навального. В результате полиция несколько часов пыталась проникнуть в квартиру, используя различные средства, включая циркулярную пилу-«болгарку».

Дело закончилось изъятием неучтенной агитационной предвыборной продукции и задержанием четырех активистов из организации «Братья Навального». Причем сам Навальный открестился и от продукции, и от «братьев», однако обрушил весь свой гнев на Левичева, которого столичная «прогрессивная общественность» окрестила «стукачом».

Во время дебатов ожидалось продолжение персонального спора между Навальным и Левичевым, над которым другие кандидаты подшучивали: мол, почему он на сей раз пришел без «болгарки»? Вице-спикер Госдумы от «Справедливой России» вяло отбивался. Зато теперь задавал вопросы наизусть, не заглядывая в бумажку.

Впрочем, серьезной схватки Левичева с Навальным не получилось. Несистемный оппозиционер почему-то обвинил во вскрытии квартиры и задержании его сторонников (от которых он накануне отмежевался) не Левичева, а… отсутствующего Собянина.

И даже более того: когда Навального спросили о его отношении к платным или бесплатным парковкам в центре столицы и вообще к проблемам транспорта, он вместо ответа начал рассказывать о старшей дочери Собянина, проживающей в Санкт-Петербурге, в роскошной квартире, которую, как известно, купил ей муж-бизнесмен.

Таким образом, оппозиционер вновь впал в привычную внесистемную «ересь», от которой, казалось бы, начал излечиваться в ходе избирательной кампании. Навальный апеллировал не к москвичам-избирателям, а к свои сторонникам. Они и так его поддерживают, их уже не требуется агитировать, но он продолжает упорно этим заниматься.

Дело в том, что никого, кроме достаточно узкой интернет-аудитории и виртуальных фанатов Навального, не интересуют рассказы о дочерях Собянина, да и о «друзьях Путина», которым достаются многие контракты в столице. Это хорошая тема для митингов или маршей протеста. Но на дебатах о будущем Москвы, где обсуждаются острейшие социальные и хозяйственные проблемы, все эти компроматные политические экскурсы звучат резким диссонансом и вызывают только недоумение.

Между прочим, на своих встречах с обычными москвичами Навальный не злоупотребляет всей этой митинговой тематикой. И предпринимает усилия для расширения своего электората, работает с пенсионерами и домохозяйками. Но оказавшись в телестудии, оппозиционер не избежал искушения, по сути дела, прокричать в прямом эфире о том, о чем он до сих пор мог говорить только с уличной трибуны или в Интернете. И выглядело это нелепо до экзотичности.

Тем более, что с Навальным никто не стал спорить ни по поводу неких «кремлевских жуликов», ни, тем более, насчет петербургских квартир, совершенно не интересующих массы московских избирателей. Остальные кандидаты предпочли обсуждать транспортные проблемы столицы, и пришлось несистемному оппозиционеру тоже включиться в этот дискурс.

Стоит заметить, что, несмотря на то, что общая дискуссия развивалась несколько сумбурно, по принципу «кто в лес, кто по дрова», претенденты на пост градоначальника показали свою компетентность и проявили знание проблем, по-настоящему волнующих москвичей. Причем на сей раз из общей массы не выбивался никто.

Так, например, молодой посланец ЛДПР Михаил Дегтярев, которого его конкурент Сергей Митрохин упрекал в том, что тот лишь несколько лет назад переехал из Самары, показал, что знает московские проблемы получше и поглубже иных коренных жителей.

И хотя по ходу споров звучали отдельные на редкость странные предложения вроде «запретить все маршрутки» или «отменить троллейбусы», создалось впечатление, что эти пять человек в принципе способны улучшить транспортную ситуацию в столице. Вот только судьба их разнообразных разумных инициатив, скорее всего, будет зависеть не от них, а от и.о. мэра Собянина.

Надо сказать, что на этот раз г-н Собянин подвергся не огульно-сокрушительной, а сдержанно-профессиональной критике со стороны всех пяти конкурентов. Но именно ему все социологические службы предварительно отдают безоговорочную победу на выборах.

Николай Троицкий