В течение 5 июня в районе северо-западнее и севернее города ЯССЫ наши войска успешно отбивали атаки крупных сил пехоты и танков противника. За 4 июня в этом районе уничтожен 41 немецкий танк и сбито 33 самолёта противника.

На других участках фронта — без перемен.

За 4 июня на всех фронтах в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 39 самолётов противника.

*  *  *

Массированный налёт нашей авиации на железнодорожный узел Кишинёв и военные объекты города Кишинёва

В ночь на 5 июня наша авиация произвела массированный налёт на железнодорожный узел Кишинёв и военные объекты города Кишинёва. В момент налёта на железнодорожном узле находилось много воинских эшелонов противника. В результате бомбардировки возникли десятки пожаров, сопровождавшихся взрывами. Горели паровозы, железнодорожные вагоны и платформы с военной техникой, цистерны с горючим, а также военные склады.

Один наш самолёт не вернулся на свой аэродром.

*  *  *

Северо-западнее и севернее города Яссы противник продолжал атаковать наши позиции. Особенно ожесточённые бои развернулись во второй половине дня, когда немцы ввели в бой свежие силы пехоты и танков. Гитлеровцам вначале удалось приблизиться к нашим позициям, но последовавшим затем контрударом советские танки и пехота отбросили противника. Успешно вели огонь советские артиллеристы, уничтожившие много танков и живой силы противника. Части Н-ского соединения за день истребили свыше 600 гитлеровцев, подбили и сожгли 21 немецкий танк.

В воздушных боях снова отличился Герой Советского Союза Иван Кожедуб. За два дня т. Кожедуб сбил 5 немецких самолётов.

*  *  *

Северо-западнее города Тирасполь отряд противника пытался на пяти лодках переправиться через Днестр. Наше боевое охранение обстреляло гитлеровцев пулемётным огнём. Многие немцы были убиты или утонули в реке. На одном участке противник направил к нашему переднему краю танкетку-торпеду. Младший лейтенант Донцов с группой смельчаков выдвинулся навстречу танкетке и перерезал тянувшиеся за ней провода. Немецкая танкетка была доставлена на командный пункт. Все другие попытки немцев применить танкетки-торпеды не дали никаких результатов. Наши артиллеристы расстреливают танкетки-торпеды, не давая им приблизиться к переднему краю советской обороны.

*  *  *

Северо-западнее города Витебск группы разведчиков старшего сержанта Васильева и младшего лейтенанта Дроздова ночью пробрались в расположение немцев. Советские бойцы внезапно ворвались в траншеи противника и в ожесточённой схватке истребили 30 гитлеровцев. Захватив пленных и трофеи, разведчики вернулись в свою часть.

Шесть снайперов Н-ской части в мае истребили 53 немецких солдата и офицера. Младший сержант Скрылин и рядовой. Кабанов уничтожили по 12 немцев, рядовые Гоголев и Батурин — по 10, рядовые Русаков и Хотин уничтожили 9 немцев.

*  *  *

Литовский партизанский отряд «Вперёд» совершил налёт на немецкую тюрьму в большом населённом пункте. Советские патриоты уничтожили охрану и освободили 27 советских граждан, находившихся в немецком застенке. Партизанами захвачен в плен немецкий начальник тюрьмы. Партизанские отряды «Смерть оккупантам» и «Жальгирис» пустили под откос 4 воинских эшелона противника, следовавших к линии фронта. Разбиты 2 паровоза и 29. вагонов. Убито и ранено 80 вражеских солдат и офицеров.

*  *  *

На юге на сторону Красной Армии перелетел немецкий лётчик. Он заявил: «Для меня стало ясно, что война для Германии проиграна и скоро наступит позорный крах. Некоторые немецкие солдаты и офицеры ещё питают надежду на какое-то чудо. Я в чудеса не верю. Солдат без веры в победу, без надежды на успех — это не полноценный солдат, а только четверть солдата. Когда я понял, что немецкая армия обречена, я перелетел к русским и сдался в плен».

Пленный лейтенант дивизии СС «Великая Германия» Готфрид Кунце рассказал: «За истекший год настроение офицерского корпуса резко ухудшилось. Из тех офицеров, которых я близко знал, ни один не верит в благоприятный для Германии исход войны. Высшие офицеры выражают недовольство командованием немецкой армии и критикуют его действия. Например, полковник фон Нацмер заявил, что командиры дивизий и корпусов лишены самостоятельности, инициативы и вынуждены выполнять нелепые приказы. Гитлер предоставляет генералам только одно право— подставлять себя под удары русских. Кроме меня, при этом разговоре присутствовало ещё несколько офицеров. Никто не возразил полковнику. Мы все молча согласились с ним».