В течение 16 июня на КАРЕЛЬСКОМ перешейке наши войска, продолжая развивать наступление, с боями заняли более 100 населённых пунктов, в том числе ЮККОЛА, ИОРОЛА, МАСТЕРЯРВИ, ПИЙСПАЛА, ПУТРОЛА, ЛЕЙСЛИЛЯ, УСИКИРСКО, ХАРЬЮ, ЛОУНАТЙОКИ, ХЕТСЕЛЯ, ЛИЙКОЛА, БОЛЬШИЕ И МАЛЫЕ КИРКИАМЯКИ, БОЛЬШОЕ КАЙДАЛОВО, АЛИСКА, КОРЛЕ, ХАТАККАЛА, ИОЕНТАУС, САРОЙНЕН, ТАППАРИ и железнодорожные станции КАННЕЛЬЯРВИ, ЛОУНАТЙОКИ, МАСТЕРЯРВИ, ЯПИЛЯ.

На других участках фронта — без перемен.

За 15 июня на всех фронтах в воздушных боях и огнём зенитной артиллерии сбито 18 самолётов противника.

*  *  *

На Карельском перешейке наши войска, прорвав вчера вторую полосу обороны финноз, продолжали наступление. Преодолевая сопротивление противника, наши части заняли более ста населённых пунктов. Многие из этих пунктов были превращены финнами в сильно укреплённые узлы обороны. Советские артиллеристы, поддерживая наступающую пехоту, мощным огнём разрушают оборонительные сооружения противника. Артиллерия Н-ского соединения за день подавила более 150 огневых точек. Финны, отступая под ударами советских войск, несут тяжёлые потери в людях и технике. Бойцы Н-ской части, разгромив вражеский опорный пункт, истребили 700 финских солдат и офицеров и захватили 2 танка, 40 орудий, 12 миномётов, несколько складов с боеприпасами и другие трофеи.

Советские воины проявляют самоотверженность и героизм в борьбе с противником. Гвардии сержант Кайжанов под огнём финнов подполз к вражескому дзоту и гранатами подорвал его. В этот же день т. Кайжанов заменил выбывшего из строя командира взвода и, командуя взводом, успешно выполнил поставленную перед ним задачу. Сапёр-разведчик ефрейтор Никита Ефимов обнаружил в одной землянке трёх финских солдат, обезоружил их и захватил в плен. Сержанты Фирсов, Михайлов и рядовой Ковальчук внезапно напали на группу вражеских автоматчиков. Три советских разведчика уничтожили 15 финнов, а двух захватили в плен.

*  *  *

Юго-восточнее города Витебск активно действуют снайперы Н-ской части. Снайперы Петр Данилов и Сергей Тимофеев заняли позицию недалеко от участка, где немцы ночью строили укрепления. Рано утром, закончив работу, гитлеровцы стали по одному пробираться в блиндаж, расположенный за высотой. Пересекая лощину, они попали под огонь советских бойцов. Снайперы т.т. Данилов в Тимофеев в это утро уничтожили 10 немцев.

Красноармеец т. Буланов огнём из винтовки сбил немецкий самолёт «Хеншель-126».

*  *  *

Два наших бронекатера под командованием лейтенанта Смирнова и лейтенанта Волкотруба, находясь в дозоре на Чудском озере, обнаружили четыре немецких катера. Советские моряки атаковали противника. Бронекатер лейтенанта Смирнова нанёс катеру противника таранный удар и потопил его. Другому немецкому катеру причинены серьёзные повреждения. Наши катера без потерь и повреждений вернулись на свою базу.

*  *  *

В Рижском заливе самолётом-торпедоносцем Балтийского флота потоплен немецкий транспорт водоизмещением в две тысячи тонн.

*  *  *

Несколько литовских партизанских отрядов за две недели пустили под откос 8 немецких эшелонов с войсками и вооружением. Кроме того, советские патриоты в боях с немцами истребили 160 вражеских солдат и офицеров. Партизанские отряды «Дайнавос партизанас» и имени Костаса Калинаускаса разгромили два немецких гарнизона и захватали трофеи.

*  *  *

Взятые за последнее время в плен немецкие солдаты сообщают об упадке дисциплины в немецко-фашистской армии. Пленный солдат сапёрного батальона 206 немецкой пехотной дивизии Алберт Биниас рассказал: «Командир 3 батальона 301 полка Фехтнер выслал разведывательную группу и приказал ей захватить в плен русского наблюдателя и взорвать блиндаж. Два раза разведчики возвращались назад ни с чем. В третий раз они наткнулись на русское минное поле. Несколько человек было убито. Остальные побоялись идти дальше. Чтобы не навлечь на себя гнев начальства, разведчики сложили в кучу свои мины и подорвали их. Возвратившись в часть, они доложили, что блиндаж взорван, а русский наблюдатель, оказавший сопротивление, якобы убит. Командир полка наградил железными крестами II степени командира разведывательной группы унтер-офицера Шварца, ефрейтора Птака и старшего ефрейтора Дрейера. Вскоре, однако, обман был обнаружен, и унтер-офицера Шварца арестовали».

Перебежчик из 23 танкового полка Карл Н. показал: «Прежде солдаты добровольно шли в разведку, а теперь таких охотников нет. Недавно за отказ идти в разведку были расстреляны солдаты 4 роты Георг Дан и Антон Гуммель».

Пленный ефрейтор 6 роты 105 немецкого полка Вальтер Кальц сообщил: «Две группы солдат нашей роты получили приказ захватить пленных. Меня назначили в группу унтер-офицера Шафрада. На полдороге русские обстреляли нас, и мы вернулись назад. Командир роты пригрозил унтер-офицеру, что отдаст его под суд за трусость, если он в следующую ночь не захватит пленного. Вторая вылазка кончилась для нас ещё печальнее, чем первая. Унтер-офицер Шафрад подорвался на мине, обер-ефрейтор Венцель был убит, несколько солдат получило ранения, а солдат Крайз пропал бег вести. Когда мы вернулись, командир роты осыпал нас грубой бранью и заявил: «Пока вы не приведёте мне пленного, я вас буду каждый день гонять в разведку». В конце концов русские уничтожили всю нашу разведгруппу, а меня и моего товарища взяли в плен».