Западный мир и западная цивилизация столкнулись с двумя видами протестов по линии политкорректности. В разных странах сотни тысяч людей выходят на улицы, чтобы выразить протест легализации однополых браков. Тем временем мигранты из стран третьего мира от привычных массовых беспорядков с поджогами автомобилей и магазинов переходят к индивидуальному террору: прямо на улицах режут или пытаются зарезать европейских военнослужащих.

Власти по-разному реагируют на эти вызовы. На антигейские выступления они или вообще не обращают внимания, или задерживают якобы агрессивных участников акций в защиту традиционного представления о семье и браке. Что же касается буйства мигрантов, то тут власти демонстрируют растерянность.

Оно и не удивительно. Так, например, в Великобритании все началось с того, что двое британцев нигерийского происхождения, принявших ислам, публично прикончили английского солдата, барабанщика второго батальона Королевского стрелкового полка Ли Ригби, заявив при этом, что они это делают в ответ на «зверства английских военных, убивающих мусульман».

Несчастному парню просто отрезали голову кривым мясницким ножом прямо на глазах у прохожих. Убийцы были немедленно задержаны, их ждет следствие и суд. Беспрецедентная по жестокости кровавая выходка двух чернокожих мусульман вызвала в Британии волну антиисламских настроений и выступлений. И власть никак не может решить, кого преследовать в первую очередь: агрессивных дикарей с ножом или тех, кто пытается от них защищаться и не исповедуют учения «непротивления злу насилием».

Директор организации Faith Matters Фийяз Мугал, заявил, что случаи, о которых им сообщают, «варьируются от нападений на мечети и появлений оскорбительных граффити на улицах до сдергивания платков с мусульманок и различных словесных оскорблений».

Не исключено, что господин Мугал как заинтересованное лицо сильно преувеличил угрозу. Хотя протестующих тоже можно понять: когда людей режут, как скот, прямо на улицах родного города – это уже чересчур даже для толерантных и политкорректных европейцев.

Тем более что в соседней Франции тут же нашлись подражатели лондонских «народных мстителей». В деловом пригороде Парижа Дефанс в субботу 25 мая некий злоумышленник напал на военнослужащего, который патрулировал территорию. Как передало агентство Франс Пресс, преступник был вооружен ножом, ранил солдата в шею и убежал.

Француз был в форме и с оружием, он патрулировал улицы в рамках антитеррористической программы. Ему повезло больше, чем английскому собрату, он отделался простой царапиной. Ну а власти пытаются сделать все, чтобы не «раздувать инцидент».

Сам президент Франции Франсуа Олланд, который в этот день находился с визитом в Эфиопии, поторопился заявить, будто «на данной стадии расследования нет оснований связывать произошедшее под Парижем с убийством военнослужащего 22 мая в Лондоне.

Заявление это – поспешное, несерьезное и  безответственное. Невозможно не увидеть связи между двумя одинаковыми нападениями на военнослужащих. Впрочем, у Олланда сейчас совсем другие проблемы: он занимается удовлетворением требований гомосексуального лобби.

Ранее вопрос о легализации однополых отношений и усыновления детей однополыми семьями расколол  Францию на две половины. Демонстрации как сторонников, так и противников гей-браков продолжаются в стране с осени 2012 года. Несмотря на акции протеста, законопроекту удалось преодолеть все стадии обсуждения, и 18 мая президент Франции Франсуа Олланд его подписал, заявив, что это было чуть ли не главным его предвыборным обещанием.

Франция стала девятой европейской страной, легализовавшей однополые браки. Всего же таких государств – четырнадцать, и одно из них – Бразилия. Там тоже в эти дни проходили массовые манифестации протеста. Против принятого недавно закона, легализующего однополые браки, по данным полиции, вышли не менее ста тысяч человек. Марш завершился проповедями, совместной молитвой и концертом. В мероприятии принял участие мэр Рио-де-Жанейро Эдуардо Паэс, а также другие известные бразильские политики. Там, правда, обошлось без задержаний и беспорядков.

Пока в отдельных странах Европы и Латинской Америки кипят страсти по поводу однополых браков, в Швеции разгораются беспрецедентные массовые выступления мигрантов. Все, опять-таки, началось с попытки иммигранта напасть на полицейских с мачете в руках. Нападавший был застрелен. После чего вспыхнуло нечто сильно напоминающее шведский бунт, бессмысленный и беспощадный.

И опять власти проявили растерянность. И снова нашлась общественная организация представляющая интересы жителей северных пригородов Стокгольма, где преобладают мигранты, которая назвала погромы «реакцией на жестокость полиции по отношению к гражданам». Можно подумать, что сами эти граждане – белые и пушистые, а попытка напасть на полицейского с топориком – это безобидная попытка развлечься…

Как свидетельствуют эксперты, в Швеции число мигрантов и различных приезжих достигает чуть ли не 15 процентов от всего населения. Такую мощную инъекцию чужаков не сможет переварить ни одно, даже самое развитое государство.

Помнится, в свое время, когда я был в Стокгольме, меня поразил один факт: в городе случились сильные снегопады, однако снег с крыш домов повсюду чистили не привычные к морозам шведы, а филиппинцы и прочие выходцы из тропиков, впервые столкнувшиеся с нормальной североевропейской зимой. Такой перекос в использовании дешевой рабочей силы мигрантов не мог не привести к тяжелым последствиям.

Вот последствия, похоже, и наступили сейчас, в майские дни 2013 года. Проблема с каждым днем становится все серьезнее, и ее надо решать. Имеется в виду, конечно, проблема мигрантов, а не однополых браков, которая явно слишком сильно преувеличена. Вплоть до того, что даже на Каннском кинофестивале главный приз, Большую пальмовую ветвь, вручают автору фильма про жизнь лесбиянок.

То, что в Европе одновременно случились акции за и против геев и нападения мусульман на военнослужащих – это случайное совпадение. Но оно высветило дилемму, вставшую перед властями европейских стран: что важнее – удовлетворение запросов секс-меньшинств или введение в рамки закона и порядка так называемой «мультикультурности»?

Тема эта активно обсуждается в соцсетях, и я не могу не привести здесь одну запись из фейсбука, которую оставила Екатерина Ефремова:

«Проблема в европейских политиках, которые с конца 70-х сделали ставку на дешевую рабочую силу из стран. Тогда они не задумывались о реальных последствиях такого безумного решения: в собственных шкурных интересах сочетать то, что не сочетается категорически. Когда здравомыслящим людям стало ясно, что никаких «слияний в экстазе» не будет, а будет форменная хрень, те же политики сочинили «толерантность, мультикультуральность и политкорректность» в качестве обслуживающей идеологии. Сегодня всем ясно, что над Европой нависла беда, но политинерция остается прежней. Похоже, европейцам придется решать проблему снизу, и не дай никому Бог увидеть результаты этого «спасения утопающих своими собственными руками».

Между прочим, проблема эта актуальна и для России. К нам тоже ввозится и въезжает в огромных количествах дешевая рабочая сила. И эти миллионы приезжих также рано или поздно вступают в конфликт с местным населением. Но это уже тема другого материала

 

Николай Троицкий