Знакомьтесь: Франсиско Хосе Гарсон Амо. Не знаете, кто это такой? Скоро о нем узнает если не весь мир, то уж наверняка вся Европа. А пока что он стал знаменитостью в родной Испании.

Можно было бы даже сказать: проснулся знаменитым, да слишком уж черным получится юмор. Так как по вине этого человека 80 человек заснули вечным сном. Сам же он отделался травмами средней тяжести.

Гарсон Амо был машинистом того самого поезда, который попал в страшную катастрофу на севере Испании, в Галисии, неподалеку от города Сантьяго де Компостела, куда до сих пор устремляются тысячи католических паломников.

Катастрофа случилась из-за того, что машинист слишком поздно стал тормозить на крутом повороте. А до того он вел состав с безумным превышением скорости – 190 км/ч вместо положенных на этом участке 80 км/ч. Чем гордился, судя по его аккаунту в Facebook, где он выложил фото спидометра своего тепловоза.

Перефразируя Гоголя, можно сказать: какой испанец не любит быстрой езды! Но проблема не в этом. А в том, что Франсиско Хосе Гарсон Амо теперь суждено стать знаменитостью. О нем будут писать, у него станут брать интервью, ему посвятят отдельную статью в Википедии, его фамилией уже переполнены поисковые системы. И ее уже не выковырять из ячеек всемирной.

Безусловно, машинист Гарсон Амо – не самый страшный злодей современности. По его вине погибли люди, но он хотя бы признал свою вину и подает признаки раскаяния. Однако с какой стати мы вообще должны знать его фамилию?

Больше всего это напоминает известную притчу или легенду о Герострате, который якобы сжег храм Артемиды в городе Эфесе – ради того, чтобы прославиться. И добился своей цели. Его казнили, его имя приказали забыть, и в результате оно накрепко засело в людской памяти. Он сумел обессмертить свое имя.

Сегодняшние геростраты могут не предпринимать никаких усилий для того, чтобы прославиться. За них все сделают средства массовой информации. И отнюдь не одни только папарацци или так называемая желтая или бульварная пресса. Нет, работают все вместе, включая самые солидные и респектабельные издания. Вроде испанской ElPais, которая вовсю «пиарит» лихача-машиниста.

Такова матрица, таковы принципы работы современных медиа, что они, прежде всего, делают знаменитостями не жертв, а виновников трагедий и преступлений.

Примеров более чем достаточно. Вот, например, итальянский капитан круизного лайнера Франческо Скеттино. «Прославился» тем, что под его командованием судно потерпело катастрофу, которая привела к гибели 30 человек, а также тем, что первым удрал задолго до того, как были спасены уцелевшие пассажиры и члены экипажа.

Имена и фамилии спасателей никому не известны. Зато синьор Скеттино удостоился статьи в Википедии и прочих медийных почестей, о которых шла речь выше. Его фамилию теперь помнят не только в Италии, но даже в России, где охотно рифмуют ее со словом «скотина». Но забыть уже не могут.

Или ее – Андерс Брейвик. Надо ли рассказывать, кто это такой? Его фамилией переполнен весь Интернет. Журналисты выстроились в длинную очередь, чтобы взять у него интервью.

Я спрашивал одного из них, зачем ему это нужно. Хочу понять внутренний мир хладнокровного убийцы   – отвечал коллега. Наверное, он мечтает о лаврах Федора Михайловича Достоевского. Надеется создать еще одно «Преступление и наказание». Иначе как объяснить это стремление понять «внутренний мир» отморозка…

Только не надо думать, будто бы эта медийная проблема обошла стороной Россию. У нас – все то же самое. В этом смысле мы бодро шагаем в ногу с Европой и Америкой. Не отстаем ни на дюйм.

Мы ведь точно так же, благодаря родной прессе, помним фамилии отечественных маньяков и душегубов: Чикатило, Пичужкин, майор Евсюков. Теперь вот возник господин Помазун, «белгородский стрелок», застреливший шестерых, в том числе двух несовершеннолетних девушек.

Мне хотелось надеяться, что, в отличие от зарубежных «побратимов» Скеттино и Брейвика, нашему Помазуну пока не посвятили статью в Википедии. Но увы, надежда была напрасной. Уже посвятили – и ему лично, и его преступлению отдельно. То есть, он представлен в «народной энциклопедии» аж в двух экземплярах.

Зато фамилию майора полиции, который сумел задержать и обезвредить убийцу, не знает и не помнит никто. Понятно, что отдельной статьи в Википедии он тоже не удостоился. Попробуем прорвать эту завесу: человека, который, рискуя собой, героически скрутил озверевшего маньяка, зовут Юрий Седых.

К сожалению, вряд ли кто запомнит эту простую фамилию. Имена героев обречены на забвение, зато имена геростратов сохраняются навсегда. Вот только слишком уж много их развелось в новую информационную эпоху. Всех не запомнить. И то хорошо.



Николай Троицкий