Условия содержания в американской тюрьме

Сокамерников у Виктора нет, он содержится в одиночной камере в блоке особого режима, рассказала она. Это отдельный блок в тюрьме, и все свидания в нем проходят через стекло, но недавно ему все же позволили встретиться с адвокатом в общем зале. На какие-либо противоправные действия со стороны охраны Виктор жене не жаловался.

Но проблемы все же есть: по словам Аллы, он содержится в блоке информационной изоляции, где нет возможности пользоваться интернетом, трудно получить доступ к литературе. Всю корреспонденцию администрация тюрьмы читает и фиксируется, а телефонные разговоры записывает. Поэтому все письма идут очень долго, до трех месяцев. «Около двух месяцев назад Виктору писали мать и его учительница, но письма сих пор не дошли», - рассказала она.

Кроме того, за год Виктор получил около десяти писем от россиян и около семи из зарубежья: из Финляндии, Италии, Германии и других стран Евросоюза. Все эти письма со словами поддержки. Со многими российскими корреспондентами он в переписке.

Поддержка государства и перспективы дела

Государство поддерживает Виктора, уверена она. Все заявления, которые делает министр иностранных дел Сергей Лавров и другие официальные лица, являются позицией государства, а они заявляют о необходимости выдать Бута в Россию. Но о том, чтобы велись какие-то переговоры с американскими властями на эту тему, ей неизвестно.

О перспективах дела, по словам Аллы, судить пока сложно. Сейчас идет процесс апелляции, и до тех пор, пока он не завершен, можно говорить только о том, что те два года которые он уже отсидел в бангкогской и американской тюрьмах, будут учтены. Судебное заседание по апелляции назначено на 22 августа.

«Раньше при любых встречах тема о возвращении Виктора Бута и Константина Ярошенко всегда стояла под номером один в повестке Лаврова и других официальных лиц. Я рада, что делаются усиленные попытки для того, чтобы Виктор вернулся домой. С другой стороны, есть реакция американской стороны», - отметила Алла. Сейчас адвокаты ждут результатов апелляции и готовятся делать повторный запрос на репатриацию Виктора Бута для отбывания срока наказания на родине. «Посмотрим, каков будет ответ после 22 августа», - сказала она.

Рядовые американцы не знают о «деле Бута»

В США Алла не была около полутора лет, в то время рядовые американцы, по ее словам, даже не знали, кто такой Виктор Бут. «Кто активно не интересуется политикой, мало об этом деле знает и понимает в нем. Они судят только по фильму «Оружейный барон». Как только произносишь это слово, сразу начинается реакция», - рассказала она. Обычным американцам имя Виктора ни о чем не говорит, за исключением людей, которые активно интересуются политикой, имеют свою гражданскую или политическую позицию.

«Дело Бута»

Виктор Бут был арестован в Бангкоке в 2008 году и в 2010 году экстрадирован в США. Там ему предъявили обвинения в намерении продать партию вооружения колумбийской леворадикальной группировке «Революционные вооруженные силы Колумбии» (FARC), включенной США в список террористических. В апреле 2012 года суд приговорил его к 25 годам лишения свободы.

Виновным Бут себя не признал и обжаловал приговор в апелляционной инстанции. Сейчас он отбывает наказание в тюрьме Мэрион штата Иллинойс. Российские дипломаты считают «дело Бута» политически заказным и добиваются передачи его на родину вместе с летчиком Константином Ярошенко, который был приговорен к 20 годам тюрьмы по обвинению в подготовке транспортировки крупных партий наркотиков на территорию США.

Недавно с Виктором встретился его адвокат Алексей Бинецкий. Накануне Алла Бут поговорила с мужем по телефону, и он рассказал, что доволен встречей с адвокатом и целиком поддерживает позицию защиты. В среду Бинецкий провел пресс-конференцию и рассказал о планах защиты. В случае, если апелляция на приговор «провалится», дело Бута может дойти до Верховного суда США, заявил он журналистам. Кроме того, пока апелляция находится на рассмотрении, Виктор Бут не может быть выдан РФ: апелляционные процедуры заблокировали возможность для Министерства юстиции США начинать процедуру обсуждения этого вопроса.

Юлия Трусова