В пятницу СМИ со ссылкой на неназванного высокопоставленного представителя президентской администрации сообщили, что Кремль решительно против пересмотра законодательства о невыдаче тел террористов родственникам.

Ранее стало известно, что президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека намерен обратиться к главе государства с предложением внести поправки в законодательство, отменяющие запрет на выдачу тел боевиков их родным для захоронения. Запрет на выдачу тел террористов был установлен в 2002 году после теракта в театральном центре на Дубровке. Согласно внесенным в законодательство изменениям, боевиков хоронят там, где они были ликвидированы, а о месте их захоронения родственникам не сообщается.

Экс-глава ФСБ, член комитета Госдумы по безопасности и противодействию коррупции Николай Ковалев заявил, что он поддержит предлагаемую норму, так как она «соответствует всем критериям международного права», а кроме того, существующая практика была принята в момент наивысшей степени террористической опасности в России, но к положительным результатам она не привела.

Росинформбюро на фоне развернувшейся активной полемики обратился к нескольким экспертам, которые прокомментировали как прозвучавшее сегодня заявление о позиции Кремля, так и проблему в целом.

По словам адвоката Мурада Мусаева, у России просто нет воозможности оставить этот закон без изменений, так как Россия подписала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, а также на нее распространяется юрисдикция Европейского суда по правам человека.

"Имеется пока никем пока не отмененное решение ЕСПЧ, который счел российский запрет ненормальным и несоответствующим конвенции. Кроме того, в законе не идет речь о людях, чья вина доказана судом, а о тех, кто убит во время контртеррористической операции, при задержании и так далее. А в нашей стране действует презумпция невиновности. И презюмировать виновность этих убитых людей мы просто не имеем права, - подчеркнул Мусаев, - Что касается морально-этической стороны, мне представляется странным воевать с убитыми, кем бы они ни были. После того, как человек убит, он превращается в бездыханное тело, всего его земные дела позади. Все разговоры о том, что из убитого боевика сделают мученика, - абсолютная глупость. Отношение родственников к тому, чем он занимался при жизни, не будет зависеть от того, будет он похоронен на кладбище, или в безымянной могиле. Семья либо поддерживает его, либо осуждает. Напротив, если тело не выдают, то это вероятнее всего настроит семью против государства".

Как сообщил наш источник в спецслужбах, получение родственниками тела убитого боевика - это повод для кровной мести.

"Причем, в первую очередь, это повод из любого боевика сделать посмертно шахида, что уже позволяет поднять флаг мученика за веру - умершего от рук неверных, что немаловажно. Каждое тело - потенциальный призыв к продолжению джихада. Поэтому, ссылаясь на нормы и установки христианской морали наши правозащитники только демонстрируют свое непонимание того факта, что европейская мораль и исламская - две непересекающиеся вещи. Конечно, запрет на выдачу тел влечет за собой обвинения в зверствах, убийствах, пытках и так далее, но в данном случае мы подобной ценой можем избежать куда более серьезных проблем".

По мнению писателя Даниила Корецкого, проблема по сути дела не стоит обсуждения, так как запрет на выдачу тел более чем правомерен и оправдан.

"Отказ в выдаче тел предусмотрен законом. Тела, конечно, не должны выдаваться, точно так же, как не выдавались тела расстрелянных в годы советской власти. Чтобы у родственников убитых террористов были более насущные вопросы, нежели беспокойство о том, получат ли они тело, надо использовать практику израильской борьбы с терроризмом - когда разрушают еще и дом террориста, - подчеркнул Корецкий, - В этом случае родственникам уже не до похорон, им надо волноваться о том, где самим жить. Тогда они начинают задумываться, а правильно ли они вообще воспитывали своего сына, племянника и так далее".

Пока что, до появления официального заявления Кремля, еще рано говорить о том, закрыт ли для России на ближайшее время вопрос об отмене запрета, который, к слову, действует и в некоторых других странах мира, в том числе, в США. Вполне возможно, что между крайностями существует и некий третий путь, как, например, в Нидерландах, где запрет на выдачу тел вводится в действие, если существует серьезная угроза терроризма.

Ника Бажанова