В западном мире под хиджабом обычно понимают исключительно женский платок, но на самом деле это понятие гораздо шире и включает в себя всю одежду, соответствующую нормам шариата: она должна быть длинной, не обтягивающей и не вызывающей. В большинстве же случаев, в том числе и в нынешнем, речь идет именно о головных уборах.

 

«Деяния и сердца»

 

Инициировал полемику председатель Духовного управления мусульман РФ муфтий Равиль Гайнутдин, 3 февраля опубликовавший на сайте своей религиозной организации открытое письмо к президенту России, призвав его поддержать право учениц-мусульманок посещать уроки с покрытой головой. 

После запрета на хиджабы в учебных заведениях Мордовии многие ученицы-мусульманки перешли на домашнее обучение. Те, кто решил остаться в школе, продолжают постоянно сталкиваться с выговорами, вызовами к директору, постановкой на учет в комиссии по делам несовершеннолетних, а их родителям в ряде случаев угрожали лишением родительских прав, о чем рассказали на пресс-конференции представители мусульманских семей региона.

«Я многодетный отец, у меня в семье пятеро детей. Старшая дочь сейчас в пятом классе, еще одна – в третьем. До возникновения этого постановления нам давали грамоты. Теперь же мне вынесли предупреждение. Еще одну дочь не приняли в первый класс, и нам приходится возить ее из сельской местности в Саранск», – рассказал заместитель муфтия Республики Мордовии Камиль Бадретдинов. Семье даже заявили, что могут лишить ее субсидии на детей из-за якобы «нарушения закона». «Платки – это не только религиозное предписание, но и неотъемлемая тысячелетняя традиция нашего народа. Из-за них никогда не возникало конфликтов в школах. Мы не понимаем, почему наших детей ограничивают в свободе совести и вероисповедания», – отметил заместитель муфтия региона.

«Еще летом 2014 года моя дочь, отличница, заметила, что ее фотографию сняли с доски почета. Потом много всего было: угрозы, споры. Дочка очень тяжело все это переносит», – поведал Дамир Баляев, отец ученицы 9-го класса школы № 5 города Саранска Лейсан Баляевой.

Между тем, оппозицию этому мнению составляют не только представители официальной власти, но и часть мусульман. К примеру, как заявил верховный муфтий России, председатель Центрального духовного управления мусульман Талгат Таджуддин, мусульманкам не требуется носить хиджаб в школах, а "вопрос о платочке" не должен решаться в суде.

"Всевышний не смотрит на лица, на одеяния, он смотрит на деяния и сердца", - сказал муфтий.

 

Уроки толерантности

 

Европа, между тем, уже, кажется, определилась в своих предпочтениях, и эта тема, несколько лет назад всколыхнувшая общественность, сошла с передовиц. Несмотря на ожесточенные дискуссии в, без преувеличения, всех европейских странах, до полного запрета на ношение религиозных символов в школах добралась только Франция. Причем запрет коснулся не только учителей, но и учениц. Закон, регулирующий это положение, был принят 15 марта 2004 -го года и сопровождался массовыми протестами не только мусульман, но и многих ведущих правозащитных и феминистских организаций страны. При этом, для соблюдения паритета, под закон, запрещающий «символы или одежду, очевидно демонстрирующие религиозную принадлежность» в образовательных учреждениях, попали не только мусульманские платки, но и христианские кресты, а также иудейские кипы и пейсы.

В остальных же странах, в том числе и в США, отношение к хиджабам весьма и весьма толерантное - что говорить о школьницах, если в Британии и ряде стран Европы не редки мусульманки-полицейские в хиджабах.

Официальная позиция России в целом близка к французской. В октябре 2012 года директор одной из школ Ставропольского края запретила носить школьницам хиджабы, и тогда полемика впервые вышла на федеральный уровень. В результате президент России Владимир Путин высказался против хиджаба в школах и поддержал идею возврата к школьной форме. Он подчеркнул, что Россия - светское государство "именно из этого мы должны исходить".

"Лучше пусть все чувствуют себя равными", - добавил президент.

 

Михаэль Дорфман, писатель

Михаэль Дорфман, писатель, Я впервые столкнулся с проблемой хиджаба, когда жил во Франции в начале 1980-х. Поначалу женщины, носящие хиджаб, казались мне более чем странными, вызывали отторжение. Однако вскоре я обзавелся друзьями-мусульманами и начал понимать сложность ситуации. Многие женщины-мусульманки среди моих друзей – иранки, курдянки или арабки ничем не отличались в одежде от французских студенток. Зато мужчины, особенно выходцы из Северной Африки, открыто насмехались над женщинами, надевавшими хиджаб. Про таких рассказывали разные скабрезности, уничижительно звали шалика, что на магрибском арабском – половая тряпка. И действительно, в некоторых мусульманских странах чадра часто используется проститутками как рабочая одежда, замечательно помогающая им сохранять анонимность. Сейчас в парижском метро действует неуловимая граффитчица, известная как Принцесса Хиджаб. Принцесса Хиджаб рисует черные мусульманские покровы – чадры, никабы и паранджи – на лица полуголых моделей обоего пола, изображенных на рекламных стендах модных брендов. Свои действия художница называет «хиджабизацией». Где кончается толерантность? Разумеется, в мусульманском мире есть принуждение, террор. Крайнее проявление – это терроризм моджахедов «Талибана» против женских школ, покушения и убийства женщин, не соответствующих их понятиям о том, как прилично выглядеть. Это строгие законы Исламской республики Иран и Саудовского королевства, ограничивающего не только внешний вид женщины, но и ее право на передвижение. В мусульманском обществе хватает проблем.

 Ника Бажанова