Понятие «тактическое ракетное вооружение», на самом деле, не в полной мере отражает ту проблематику, которой мы занимаемся, у нас достаточно большой и широкий ракурс. В основном, чтоб было ясно, это авиационные средства поражения, но есть морская составляющая, надводная и подводная.

Когда мы слышим «тактическое ракетное вооружение», наши слушатели могут подумать, что это какие-то большие ракеты с ядерными зарядами, нацеленные на США. Расскажите, что на самом деле вы выпускаете, какую продукцию?

Лишь бы не путали с тактичным вооружением. Оружие есть оружие. Понятие «тактическое ракетное вооружение», на самом деле, не в полной мере отражает ту проблематику, которой мы занимаемся. В основном, чтоб было ясно, мы занимаемся авиационными средствами поражения. Это ракеты малой, средней и большой дальности. Это все самолеты «Миги», «Сухие». Они вооружены нашими ракетами, среди которых ракеты «воздух-воздух», противорадиолокационные, противокорабельные, многоцелевые. Также в корпорации в существенной доле присутствует  морская составляющая – это береговые комплексы: «Бал», «Бастион», которые стоят сейчас на вооружении российской армии. Наши береговые комплексы также экспортируются и за рубеж. Кроме того, имеются корабельные комплексы – «корабль-корабль», такие как «Уран», ряд систем подводного морского оружия. У нас весьма большой и широкий спектр. Я забыл еще назвать коррективные авиационные бомбы.

 

На каком уровне мы сейчас находимся по сравнению с теми же американцами? Они нам конкуренты или нет?

Слава Богу, у  нас не было возможности сравнить наше ракетное оружие с западным в горячих точках, но, судя по тем характеристикам, которые мы видим на выставках, читаем в технической литературе, я думаю, что за последние лет 10 -12 мы существенно ликвидировали тот гэп, который начал образовываться в 90-х годах. Из-за того, что было мало НИОКРов по данному направлению, мало создавалось нового оружия. Однако с наступлением нового века изменилось и мировоззрение, мы стали богаче и поняли, что богатство тоже надо защищать.

 

Правильно ли мы понимаем, что сейчас количество заказов от государства выросло в разы?

Абсолютно верно. Сегодня государство уделяет очень большое внимание оборонке. На сегодняшний момент перед нами не стоит задача, где взять деньги, нам нужно знать, как выполнить те заказы, которые Министерство Обороны с нами подписывает. Эти задачи очень сложные, и вы действительно правильно подметили, что заказы возросли в разы.

 

В России есть программа перевооружения до 2020 года. Чего ждать нам к этому времени?

Ждать выполнения указания нашего руководителя Владимира Владимировича Путина. Вы, наверное, слышали, что к 2020 году доля нового оружия должна составлять не менее 70%. Вот  на это все и нацелены те заказы, которые мы сегодня реализуем. Для этого надо было создать оружие, то есть завершить не малое количество НИОКРовских работ, провести госиспытания, а теперь поставить их на серийное производство.

 

Давайте уточним, что значит современное оружие?

Современное – это значит повышенная дальности, повышенная помехозащищенность

К примеру, мы сейчас производим противорадиолокационную ракету Х-31. Раньше она имела дальность применения 130 км, сегодня - 260 км. То же и по другим ракетам. Противокорабельная Х-35Э – экспортная имела дальность 110-130 км, а новая Х-35УЭ – уже 260 км, и так происходит по всем направлениям. Повышенная помехозащищенность необходима потому, что ракетной технике приходится работать в сложных условиях, головка самонаведения не должна сбиваться на ложные цели. Это требует постоянного совершенствования бортового радиоэлектронного оборудования, разработок новых двигателей, применение новых материалов.

 

Борис Викторович, скажите, Вас коснулись проблемы импортозамещения?

Мы строили свою работу в независимости от санкций и многое  старались делать на нашей российской отечественной базе. Конечно, в определенной степени, это нас коснулось, но на сегодняшний момент, я могу сказать, что в основном мы процесс импортозамещения заканчиваем. Это не значит, что завтра мы не будем зависеть от других стран. В ряде случаев мы переориентировались,  условно говоря, с Запада на Восток. Самостоятельно дорабатываем свою технику. Для этого приходится ее совершенствовать, менять какие-то блоки. Если ты заменяешь что-то в головке, например, в вычислителе или усилителе мощности, ты должен еще провести комплекс испытаний и подтвердить характеристики, потому что, не дай Бог, эта ракета полетит не туда, куда надо. Это касается и всех вооружений: если вы что-то серьезно меняете в комплектующих (не обязательно связанное с импортозамещением), после этого вы должны сделать полноценные образцы и испытать их.

 

Борис Викторович, Украина прекратила поставки моторов для наших ракет, как они это объяснили? 

Так и объяснили со слезами на глазах, что есть политика государства. Директор «Мотор - СИЧ», Вячеслав Александрович Богуслаев, я его хорошо знаю - очень опытный промышленник и очень сильный человек, но он гражданин Украины, поэтому должен выполнять законодательные акты и решения своего правительства. Понятно, что если обстановка изменится, я надеюсь, что, в ряде случаев, наше сотрудничество было бы целесообразно, хотя бы в интересах экспорта в третьи страны.

 

Для вас это был сильный удар?

Просто ничего не бывает. То, что мы к этому готовились, подспудно, это я могу сказать однозначно. Мы были готовы заменить украинские двигатели аналогичными российской разработки и производства в том же самом «Сатурне» Рыбинска.

 

Скажите, а когда нам ждать гиперзвуковое оружие?

Сейчас про гиперзвуковое оружие не говорит только ленивый. Почему эта тема опять так всплыла, может, с подачи нашего вице-премьера Дмитрия Олеговича Рогозина.

 

Можете пояснить слушателям, что такое гиперзвуковое оружие? Про сверхзвуковой самолет все знают: он выстреливает со скоростью звука

Если люди знают, что такое скорость звука 300 м/c, то гиперзвуковое оружие начинается с 4,5 маха, то есть 1 Мах – это скорость звука. Условно говоря, гиперзвуковое оружие – то, которое летает со скоростью около 5000 км в/час, но это низкий гиперзвук. Дальше он продлевается до 5, 7, 10 тысяч км/ч. Это задача будущего, огромные научно- технические проблемы, и они требуют комплексного решения.

 

А в чем проблема в  создании такого оружия? Невозможно развить  такую скорость?

Верно, она требует огромного решения научно-технических проблем. В первую очередь, в двигателях, потому что ни один двигатель с нуля сразу скорость 3000 км/ч не может обеспечить. Сначала его надо разогнать условно до 0,8 Махов, потом до 4 Махов, потом он перейдет на так называемый «рамжет» - двигатель с дозвуковым горением, который работает до 6 – 6,5 Махов. Дальше нужно обеспечить сверхзвуковое горение в камере сгорания. Тогда уже допустимые скорости – 10 Махов, но это уже вливается в большую двигательную установку, которая иногда по размерам может превысить длину сегодняшней ракеты. И это само по себе - проблема. Вторая проблема -  при таких высоких скоростях происходит аэродинамический нагрев поверхности. Температуры очень высокие и это требует соответственно новых материалов. Третья проблема – при таких высоких температурах должна обеспечиваться правильная работа бортового радиоэлектронного оборудования, которое очень чувствительно  к нагреву. Кроме того, при таких скоростях, больше 6 Махов, там появляется на острых кромках плазма, которая затрудняет передачу сигнала. И так можно говорить достаточно долго, потому что там и топливо другое, и аэродинамика другая

 

Это вообще фантастика на самом деле.

Это не фантастика, это серьезнейшие направления, которые требуют комплексного подхода и очень напряженной трудолюбивой работы на протяжении многих лет, поэтому просто так – наскоком его не сделаешь. Это действительно надо делать поэтапно с привлечением многих десятков предприятий и по системной программе.

 

По вашим прогнозам, когда оно вступит в строй?

Я думаю, что в районе 6-7 Махов до 2020 года мы создадим такое оружие.

 

Осталось подождать всего 5 лет. Вы сказали, что нужно очень много научных разработок. Не секрет, что раньше в оборонку мало кто шел работать, в 90-е годы. До 90-х это было престижно. А сейчас какая ситуация? У Вас работает 19% молодежи. Это много или мало?

Порой многие говорят: «Ой, у вас 19% молодежи. Так это мало». Мы не легкоатлетическая команда, мы не на олимпиаде выступаем. Тут должен быть сплав опыта и молодой энергии. Скажу так, что средний возраст сегодня в нашей корпорации, которая насчитывает более 43 тысяч человек – 47 лет. Лет 7 тому назад, он был 55. Вот это и есть здоровый коллектив - идет потихоньку снижение среднего возраста, это показывает, что к вам в коллектив приходит молодежь, она закрепляется. И естественно, без опытных работников, особенно с учетом той неразберихи, которая творилась в 90-х годах, по существу, потеряли среднее поколение. Но если не будет опытных работников, некому будет передавать тот опыт. Для нас это очень важно. Да, 19%, но люди молодые пошли. Поэтому моя задача как руководителя корпорации не только их привлекать, но и адаптировать в коллективах и закрепить -  вот это самая сложная задача.

  

Ради чего они идут?

Во-первых, благодаря СМИ, потому что сейчас на многих ведущих каналах появились очень интересные передачи, в том числе и про оборонку. Наверно, не всем людям нравится быть бухгалтерами, финансистами и экономистами или юристами. И когда показывают изделие, которое с нуля создано своими руками, и оно, условно говоря, летает в воздухе, ходит по морю, над водой, под водой. Наверное, молодым людям становится тоже интересно решать сложные задачи. Обратимся к нашей истории:  гордость нашей страны всегда базировалась на таких вот Кулибиных, которые могли сделать то, что не было в соседних странах.

 

А что вы делаете такого, что американцы не могут сделать или повторить?

Я не хочу особо с ними сравнивать,  по многим изделиям мы с ними в приоритете. В ряде изделий нам необходимо приложить усилия, для того, чтобы догнать их. Были у нас примеры, когда в 90-х годах мы имели скоростную ракету Х-31. Американцы хотели ее закупать, потому что они не могли в точности повторить этот двигатель, который стоит на ракете. До сих пор в тех габаритах они ее не повторили. Это достаточно многогранная тема. К примеру, возьмем ракету «воздух-воздух» малой дальности. Там стоят, как правило, инфракрасные головки. Здесь мы немного отстаем. У нас многоэлементная головка, у них - матричная, она более чувствительная. Все эти вопросы решаемые, и в большей степени, вкусовые. Мы отстаем в габаритно-массовых размерах, потому что у нас электроника хорошая, но большая. А конечно, чем меньше ракета, тем лучше, можно разместить ее под крылом самолета,  емкость носителя увеличивается, если она меньше. Мы работаем сейчас в этом направлении.  

 

Какие страны являются Вашими конкурентами?

Это и Соединенные Штаты и Западная Европа. Такие крупные компании как MBDA. В определенной степени, Израиль. Активно подтягивается Китай. Я был на последней выставке в Джухае. К сожалению, очень сложно дать точную оценку по выставке, так как там показывают макеты. И, как правило, они демонстрируются без информации о технических характеристиках.

 

Чтобы никакие секреты не пропали.

Да они, в общем-то, правильно делают, наверное, не раскрывая душу на распашку, как порой любили мы в 90-х годах. Судя по аэродинамическим характеристикам, внешнему виду изделий, они достаточно далеко продвинулись. Благодаря системности они будут пытаться всеми силами сократить то отставание, которое пока еще имеется.

 

Наверное, главное, чтобы мы не дали им возможность уменьшить эти отставания?

Главное, чтобы мы развивались. Вот многие говорят, что кто-то занимается плагиатом, но мы помним итоги Второй Мировой войны. Если была возможность что-то использовать, мы это использовали.

Беседовали Илья Доронов и Игорь Барчугов.

Текст: Анна Рафаелян.