«Ты и могучая, ты и бессильная» – это про нашу милицию, которая недавно стала полицией. Самое яркое подтверждение этого тезиса – недавняя скандальная история на Матвеевском рынке столицы.

Как известно, туда прибыли оперативники, чтобы задержать юного дагестанца, подозреваемого в изнасиловании 15-летней девочки. Но правоохранители были встречены группой из нескольких разъяренных женщин и одного бешеного мужчины, который позже был идентифицирован как арбузник Магомед или просто Мага.

Кончилось тем, что женщины принялись избивать старшего оперуполномоченного угрозыска, а арбузник Магомед проломил капитану МВД голову кастетом. Все эти драматические подробности хорошо видны на видеоролике, который заснял проходивший мимо случайный свидетель. (ролик здесь).

На ролике видно и слышно, как оперативник кричит: «Что вы делаете?»

На ролике видно и слышно, как оперативник кричит: «Что вы делаете?». Как он отбивается от женщин, против которых явно не решается применить силу. И как плотный коренастый мужичок – тот самый арбузник Магомед – наносит полицейскому резкий удар кулаком в лоб. Слышно, как этот самый Магомед выкрикивает ругательства и устраивает типичную тюремно-лагерную истерику (только футболку на себе не рвет), и видно, как предельно вежливо и предупредительно ведет себя полиция.

Да, конечно, они не всегда так себя ведут. За что наша милиция-полиция вот уже не один год подвергается дружному остракизму. Прежде всего, со стороны «прогрессивной общественности» и либеральной настроенной прессы. Сотрудников МВД шельмуют и клеймят с каким-то особенным размахом и чуть ли не с удовольствием, сильно отдающим мазохизмом.

Так, например, в начале 2010 года гламурный глянцевый журнал «Эсквайр» поместил у себя «Календарь милицейских злодеяний» (тогда еще милицию не переименовали в полицию), где на каждый приходилась запись типа: «Челябинский милиционер осужден за удар майору ГИБДД между ног». «Пьяный милиционер задушил инвалида». «Милиционеры хотели утопить мужчину, «потому что он лысый»…

Беспредел в милицейских-полицейских участках — грустное явление наших дней.

Все случаи – невыдуманные, подлинные, реальные. Беспредел в милицейских-полицейских участках – грустное явление наших дней. Достаточно вспомнить жутки случай в Казани, где в отделении «Дальнем» насмерть изнасиловали мужчину бутылкой. Что привело впоследствии не только к уголовным срокам для насильников, но и к ликвидации самого отделения полиции.

  Полиция наша, мягко говоря, не идеальная. И на «своей территории» ее сотрудники, как правило, не слишком вежливы и предупредительны. Но все не так однозначно. Во-первых, креативные коллеги из «Эсквайра» поступили не совсем добросовестно. Если напрячься и хорошо поработать, можно набрать ежедневную хронику злодеяний представителей любой профессии – пожарных, слесарей, врачей и даже, о ужас! – журналистов.

Во-вторых, это праведное и справедливое массирование шельмование полицейских дает, на самом деле, обратный эффект.

Судите сами. После драматической истории на рынке «Матвеевский» лидер ЛДПР Владимир Жириновский написал в своем микроблоге в Twitter: «Полицейский, пострадавший при задержании подозреваемого в изнасиловании, был обязан применить табельное оружие и стрелять на поражение». То же самое уже написали многочисленные блогеры. Все вдруг начали удивляться: дескать, почему он не стрелял?

Если бы этот оперативник кого-нибудь ранил, то дело немедленно перевернули бы на 180 градусов.

Да потому что боялся. Не разъяренных женщин и арбузника Магомеда, а журналистов и прогрессивной общественности. Ведь если бы этот оперативник кого-нибудь ранил, то дело немедленно перевернули бы на 180 градусов, и либеральная пресса заголосила бы о том, что страшный полицейский «надругался» и «творил произвол»… Сколько было таких случаев.

Перефразируя строчку из поэмы Маршака про мистера Твистера, можно сказать: «Здесь не Флорида, моя дорогая». Это там, в далеких США Джордж Циммерман, даже не полицейский, а добровольный дружинник, может пристрелить молодого афроамериканца, и суд его признает невиновным.

В России подобное в принципе невозможно. Даже полицейского, застрелившего собаку, запросто затаскают по судам и сломают ему всю карьеру. Что уж говорить о применении огнестрельного оружия в столкновении с homo sapiens`ами… Инструкции таковы, что оправдать могут разве что мертвого оперативника, да и то не факт.

Потому и вели себя наши работники правопорядка на Матвеевском рынке так дипломатично, будто боялись обидеть темпераментных выходцев из Дагестана. Ну а горячие «дети гор» в ответ не считали нужным сдерживаться.

Давно известно, что нашим согражданам из северокавказских республик свойственна особая дерзость, которую они проявляют в любой точки нашей необъятной страны и при любых обстоятельствах.

Давно известно, что нашим согражданам из северокавказских республик свойственна особая дерзость, которую они проявляют в любой точки нашей необъятной страны и при любых обстоятельствах. Ведут себя, как настоящие хозяева. И не только с милицией-полицией. Вот что заявил следователям юный дагестанец, обвиняемый в изнасиловании, из-за которого и разгорелся весь сыр-бор: «Я хотел познакомиться, она была еще маленькая… Я просто потрогал ее, она была в черных штанах, я их снял… Она кричала… Я не насиловал, потому что пропало желание».

Извините за неприятные подробности, но это подлинная цитата, которая заменяет многословные рассуждения на темы морали.

Приезжие из Дагестана привыкли к безнаказанности. На сей раз, правда, нашла коса на камень. Как сообщают информагентства, в понедельник 29 июля московская полиция начала «зачистку» столичных рынков. «По указанию начальника ГУ МВД по Москве Анатолия Якунина сотрудники полиции проводят оперативно-профилактические мероприятия, направленные на декриминализацию столичных рынков», – сообщает пресс-служба московского главка МВД.

Понятно, что эта реакция пост-фактум, больше напоминающая условный рефлекс, не приведет к решению проблем. Скорее всего, арбузник Магомед, который пока скрывается от следствия, будет найден и задержан. Остальные затихнут и затаятся примерно на недельку.

Ну а потом все начнется сначала. И на московские рынки вернется прежний беспредел вместе с их истинными хозяевами. Такими как арбузник Магомед.


Николай Троицкий