Об этом – в совместном проекте ИА «Росинформбюро» и радиостанции Столица ФМ – программе «Другими словами», рассказал Александр Малиновский, заместитель генерального директора и генеральный конструктор компании «Промтехнология».

- Александр, скажите , что кроется за названием «Промтехнология»? Мы все понимаем, промышленная технология. Какое отношение это имеет к нашей оборонке?

- За названием «Промтехнология» кроется завод, который располагается в Москве. Это молодое оружейное предприятие, выпускаем спортивное и охотничье оружие. А в данный момент активно сотрудничаем с оборонным комплексом, с Министерством обороны, различными силовыми структурами в рамках разработки перспективных снайперских комплексов.

- То есть вы как раз тот пример, когда завод не существовал в советское время, а вы появились недавно, и военные сами к вам пришли. Так получается?

- Немного не так. Нашей компании чуть больше 5 лет, то есть, это действительно уникальное для российской практики предприятие, это полностью частная компания, созданная несколькими энтузиастами. В течение 5 лет мы потихоньку развивались. Начали со спортивного оружия, затем у нас в линейке появилось охотничье, потом стали разрабатывать более тактически направленный комплекс, и параллельно нами заинтересовались высококлассные снайперы из спецслужб, у нас зародилось тесное сотрудничество: с их стороны консультации, а с нашей – техническая помощь. Сейчас ведется работа по удовлетворению нужд и самих спецслужб, и уже даже Министерства обороны.

- А что такого уникального в вашем оружии?

- Самое главное – это точность боя нашего оружия, которую мы гарантируем. Есть в стрельбе такое понятие для оценки кучности – поперечник рассеивания. Его можно измерить в угловых минутах. Одна угловая минута – это окружность, диаметром 29 мм на дистанции 100 метров, это окружность, в которую лягут 5 попаданий. Такая кучность считается достаточно высокой: для военного оружия это очень хорошая кучность боя, а для высокоточных снайперских систем кучность требуется еще лучше - полминуты, а для спортивных, может, даже и меньше, до 1/10 угловой минуты может доходить требование. Это уже уровень чемпионских винтовок, которые побеждают в Чемпионатах мира. В чем же наша уникальность? Мы гарантируем, что вся наша продукция стреляет с кучностью пол угловой минуты. Каждая винтовка, будь то спортивная или охотничья, укладывается в полминуты. Отдельные спортивные винтовки могут достигать и более высоких показателей: у нас было и 0,3, и 0,3 и даже 0,1 угловой минуты.

- А с помощью ваших винтовок спортсмены привозили какие-либо награды с соревнований?

- Да, и это было очень приятно, потому что компания очень молодая, и начали мы буквально с нуля. Мы даже сами удивились, что добились того, что несколько крупных международных соревнований взяли призы команды с нашими винтовками. Это были Кубок мира среди полицейских и снайперов Венгрии в 2012 и 2013 году, Чемпионат Чехии среди военных и полицейских снайперов в 2013 году, в Ростовской области в 2013 году – Отечественный турнир по варминтингу проходил. В этом турнире участвует множество российских стрелков, и что показательно, 6 призовых мест на этом турнире заняли либо наши винтовки, либо винтовки чужих производителей, на которые были установлены стволы нашего производства, то есть ствол был заменен на наш.

- Иностранные команды тоже используют наше оружие?

- Да, в сентябре 2014 года для нас было знаковое событие. В Великобритании прошел крупнейший турнир по высокоточной стрельбе, это открытый национальный чемпионат Великобритании и еще Чемпионат Европы по дисциплине F класса – это спортивная дисциплина, где иностранный стрелок по имени Евгений Щербаков с нашей винтовкой занял первое место в индивидуальном зачете в дисциплине стрельба на 1 000 ярдов. Это уровень спортивных соревнований высшего класса.

- Ну, за вас можно только порадоваться. Приятно, когда стреляют и привозят медали, благо, что это используется в мирных целях. В том году Россия попала под санкции. Каким образом это сказалось на вашем предприятии и сказалось ли вообще?

- Да, к сожалению, это сказалось не только на нашем предприятии, но и в целом на рынке иностранного оружия и боеприпасов в нашей стране, а также иностранных комплектующих. Нас это тоже коснулось: мы применяем, в том числе некоторые иностранные материалы за производства наших изделий, комплектующие иностранные.

- А можете сказать, какие? Или это военная тайна?

-Комплектующие – это, в первую очередь, прицельные приспособления, всяческие средства для чистки, химические средства, ремни могут быть. Аксессуары, так скажем. Ну и некоторые уникальные стали. Сейчас мы активно работаем в рамках программы импортозамещения, чтобы скорее уже уйти от этих иностранных сталей, чтобы с помощью наших разработок мы смогли в России получать материалы не хуже.

- Получается уже?

- Да, есть большой прогресс в этой области. Думаю, в ближайшее время, год-два, мы уже откажемся от иностранных материалов в нашей продукции.

- И можно будет сказать, что эта винтовка целиком и полностью сделана в России. А иностранные компании на вас выходят? Они могут размещать у вас заказы на производство, чтобы, например, у них подешевле это вышло. Сотрудничаете с иностранцами? Собираете их винтовки?

- У нас, так как компания еще молодая, не разработано всей линейки продукции, которая обычно есть у крупного стрелкового предприятия: это и самозарядные винтовки, и полуавтоматическое оружие, и оружие с ручным перезаряжанием, малокалиберное, гладкоствольное. Мы пока работаем только в сегменте винтовок. С ручным перезаряжанием: охотничьих, спортивных и тактических. Ну а так как нам требуется охватить больший рынок, мы, естественно, привлекли иностранные компании, точнее это взаимовыгодное сотрудничество. Это австрийская компания Glock, с которой мы совместно производим пистолеты под маркой Glock; компания ArmaLite из США – это разработчик винтовок АР. С помощью их комплектов мы собираем две модели: AR – 10 и М-15, но здесь не полностью сборка. На эти модели мы устанавливаем наши стволы. Комплекты поставляют они, а производство стволов – это наша тема. В области гладкоствольного оружия мы сотрудничаем с компанией Marocchi – это итальянцы, которые тоже поставляют нам комплекты. Здесь мы собираем из них гладкоствольное оружие, испытываем и реализуем.

- Многие слушатели, наверное, сейчас думают: а что там нового можно в принципе в винтовке придумать? Как происходит процесс и куда дальше расти?

- Уникальна у нас точность боя. Как мы ее достигаем? Мы используем для изготовления ствола достаточно старую технологию, ей больше ста лет, и при этом она мало популярна в мировой промышленности.

- Это наша технология?

- Это уже общемировое достояние, так называемая шпалерная стружка – это когда каждый нарез в стволе обрабатывается специальным резцом. Резец снимает очень малое количество материала за каждый проход – 2-3 микрона. Долго-долго выстрагивается каждый нарез. Технология достаточно медленная, она не позволяет производить достаточное количество стволов, но позволяет получать стволы с высокой точностью. Сейчас эта технология практически никем не применяется, потому что все перешли на валовый способ производства, пусть и менее точный. Мы же придерживаемся этой технологии, что позволяет получать нам высокую точность изделия. Мы повышаем точность изготовления наших винтовок и их показатели.

- А насколько сложно сейчас существовать предприятию?

- В условиях санкций усложнились поставки импортного инструмента.

- Простоев не было?

- Простоев не было, заказы есть. Мы работаем непрерывно, серийное производство у нас идет, но из-за осложнения международной обстановки и повышения цен приходится проводить ускоренную работу по импортозамещению, в частности, по режущему инструменту, но мы решаем эти вопросы. Производство не останавливается, качество не ухудшается, все реально.

- Есть ли на вашем предприятии гособоронзаказ или это еще перспектива будущего?

- В настоящее время проводятся инициативные разработки по созданию снайперского комплекса для вооруженных сил. Снайперский комплекс – это система, которая включает в себя оружие, боеприпас и прицел для ведения боя, то есть это комплексная работа, в которой участвуют многие предприятия, и мы, в том числе, в рамках разработки стрелкового оружия. Это инициативная работа, она ведется , и мы надеемся, что в ближайшие год-два мы ее завершим и начнем уже поставлять в войска новую снайперскую систему.

- А вы чувствуете, что в последнее время отношение военных к вам изменилось? Появилась ли большая заинтересованность в вашем предприятии?

- Да, конечно. У нас сотрудничество с военными развивается достаточно последовательно. Начали мы сотрудничество со спецслужбами, потому что это первые потребители высокоточного оружия. И после этого на нас обратили внимание в вооруженных силах, они проводят испытание наших систем, проводят опытную эксплуатацию, консультируют нас во многом, помогают устранять некоторые ошибки. А мы учитываем их замечания, чтобы производить именно то, что нужно потребителю. Естественно, у нас с каждым месяцем развивается все более тесное сотрудничество, больше изделий они для нас испытывают.

- А есть ли в России еще предприятия, подобные вашему?

- Такого уровня, чтобы за 5 лет создать с нуля завод, который производит несколько тысяч высокоточных изделий в год, имеет команду более 200 человек, нет, в России таких аналогов не существует.

- А к вам вообще охотно идут работать? Есть недостаток в профессиональных рабочих руках?

- Двойственный вопрос, мы же находимся в Москве. Москва в последнее время – город с высокими зарплатами, но при этом с малым количеством квалифицированных рабочих. В плане молодых работников мы проблем не испытываем: у нас достаточно много вузов, конкурентно способные зарплаты. С рабочими более напряженная ситуация, но мы привлекаем специалистов, в том числе из городов-оружейников: Тула, Климовск. В настоящее время у нас штат укомплектован достаточно высококлассными специалистами, которые имеют обширный опыт, как в машиностроении, так и в производстве, проектировании и испытании оружия. На данный момент у нас уже начала развиваться собственная школа. Мы наработали некоторый опыт и можем его уже передавать, берем людей на обучение.

- А это уже ваша социальная ответственность: не просто зарабатывать, но и учить, воспитывать.

- Конечно, но и учить, в том числе для собственных нужд.

 

Беседовал Илья Доронов