Российская радиоэлектронная промышленность заметно отстает в области разработки и производства элементной базы для цифровых средств управления и связи от мировых тенденций. Тем не менее, научно-технический центр (НТЦ) «ЮРИОН» на выставке «Интерполитех-2013» представило целый ряд образцов высокотехнологичной продукции в сфере информационных технологий. О некоторых причинах критической ситуации в российской радиотехнике и путях выхода из нее «Росинфорбюро» рассказал директор НТЦ Юрий Софьянников.

 

– Юрий Васильевич, каково ваше мнение о роли современной радиотехники?

– Радиотехника – одна из самых наукоемких отраслей промышленности, в которой немногие государства могут позволить себе промышленную деятельность и демонстрировать конкурентные результаты хотя бы на уровне отдельных компаний. Несомненные лидеры здесь – США, Англия, Япония, Корея, а также отдельные компании Израиля, Дании, Польши и др. стран. России среди них нет и мне не дает покоя мысль: компьютеры и телевизоры мы можем купить импортные, но без военной радиоэлектроники не может быть независимости нашего огромного и богатого государства.

 

– В таком случае, как Вы оцениваете современное состояние нашей радиопромышленности?

Радиостанция типа Аргон.– Сегодня наша радиопромышленность находится в кризисе. Неоднократная постановка задачи российского руководства создать современные цифровые средства связи и управления при ежегодных тратах на это около 18% военного бюджета ожидаемого результата не дали. Несмотря на сообщения о разработке радиостанций 5-го и 6-го поколений, «воз и ныне там». Современных средств связи войска не имеют, что признано на всех уровнях. Одна из причин этой ситуации в том, что «аксакалы» создания промышленных радиостанций, в т.ч. и в концерне «Созвездие», не имеют новых идей, а обходятся косметическими мерами и обещаниями, которым уже мало кто верит.

Это подтверждает пример радиостанции «Аргон» с прыгающей рабочей частотой, коллектив разработчиков которой удостоен премии Правительства РФ в области науки и техники. По словам директора предприятия-производителя, «аппаратура комплекса «невидима» в эфире для чужих радиоприемников за счет быстрых скачков по частоте». Однако при скорости 240 скачков/с (соответствует непрерывной работе на одной частоте 4 миллисекунды) я очень сомневаюсь в этом. Лет 20 назад это было бы хорошо, но сегодня это очень плохой показатель. Показатель 2000 скачков/с уже давно достигнут американской компания Harris. Хочу отметить радиостанцию «Азарт» фирмы «Ангстрем» с показателем 20000 скачков/с. Не все получилось в этом проекте, но смелая идея и нетривиальный подход к ее решению заслуживают похвалы.

Драматичность ситуации еще и в том, что в ведущих научно-исследовательских организациях я отмечаю кризис новых идей. Надежда на старые кадры сегодня не оправдывается, а молодых талантливых специалистов не привлекает низкая зарплата. Не могу избавиться от ощущения, что молодыми кадрами сегодня особенно и не интересуются, хотя разговоров об этом много на всех уровнях.

 

– Что Вы думаете о нашей высшей школе?

– Я окончил институт 40 лет назад. Но мои преподаватели, дай бог им здоровья, и сегодня продолжают преподавать по-прежнему. С учетом опыта прошедшего времени я вижу непонимание того, что и как нужно преподавать. В результате из 100 выпускников радио факультетов сегодня трудно найти пять, которые в дальнейшем могут стать хорошими специалистами. Как пример, уже более 20 лет в мире используются многочастотные методы передачи широкополосных OFDM сигналов. Однако я еще ни разу не встретил радиоинженера, узнавшего об этом в институте. Это катастрофа!

Вне всякого сомнения, необходимо менять программы обучения, искать в нашей стране и за рубежом преподавателей, способных преподавать новое. Не следует увлекаться и количеством студентов, а попытаться всей страной подготовить в год хотя бы 100 хороших радиоинженеров.

 

– Какова ситуация в области выполнения государственного заказа? 

Фото: Росинформбюро / А. Соколов.– Хорошие госзаказы сегодня получают, в основном, за счет искусственной монополии, прошлых заслуг и авторитета. Это весьма удобно для тех, кто распределяет бюджетные средства и которые свое решение оправдывают рядом «объективных» факторов. Но при этом, как правило, не учитываются реальные достижения и возможности проигравших и получивших этот заказ. Создается впечатление о непонимании, или нежелании понять, что в этом случае прорывного результата не будет. Это аксиома, подтвержденная опытом десятилетий. Сегодня на ряде выставок преобладают средства связи, которые представляют собой старые корпуса с новыми платами радиоканалов с частотной модуляцией 80-х гг. прошлого века. Станции цифровые, но то, что они плохие цифровые, поймет не каждый. Такое впечатление, что за последние 30 лет в нашей радиопромышленности ничего не изменилось.

 

– Картина не радостная, а что же следует делать для ее изменения? 

– Потомкам великого Попова сегодня нечем гордиться – наша радиотехника остановилась в своем развитии. Даже применяемые импортные компоненты не помогают. Поэтому я предлагаю следующее.

Первое – все надежды связать с новым поколением радиоинженеров, которые смогут восстановить требуемый уровень достижений радиопромышленности России.

Второе – заказчикам и руководителям отрасли успокоиться, начать тщательно выбирать исполнителей и ничего не платить за плохую технику.

Третье – еще более активно применять импортную элементную базу, так как радиопромышленность ждать не может. Но следует покупать программируемые компоненты и писать для них сложные программы для производства конкурентной техники. Это основной путь развития новой российской радиопромышленности.

Фото: dv-reclama.ruЧетвертое – срочно привлечь талантливых молодых радиоинженеров, способных решать сложные задачи. Их надо искать, обучать, загружать интересной работой и предложить приемлемое материальное положение. Сегодня такого специалиста найти намного сложней, чем кандидата на генеральскую должность, поэтому зарплата лучших радиоинженеров может превысить зарплату директора завода или института. 

 

– Расскажите о своей организации. 

– НТЦ «ЮРИОН» более 13 лет работает в рамках гособоронзаказа и поставляет свою продукцию за рубеж, в том числе в Китай, Израиль и др. страны. Основа нашего коллектива – молодые талантливые инженеры, которые высококлассными специалистами стали у нас. У многих из них в трудовой книжке всего одна запись после завершения учебы. Перед ними стоит амбициозная задача – делать конкурентную на мировом рынке технику. 

Мы известны своими высокоскоростными цифровыми радиосистемами передачи видеопотока в реальном масштабе времени с использованием многочастотных OFDM сигналов на основе быстрого преобразования Фурье и эффективного помехоустойчивого кодирования. Мы создали OFDM-передатчик с самым малым в мире энергопотреблением, которые могут устанавливаться на беспилотных летательных аппаратах (БЛА).

Продукция НТЦ "Юрион". Фото: Росинформбюро / А. СоколовТри года назад мы начали разрабатывать низкоскоростных радиомодемы с прыгающей рабочей частотой (ППРЧ). Поводом для этого стал документальный фильм о войне в Грузии через год после ее окончания. Меня, как радиоинженера, крайне удивил эпизод, когда российская радиостанция приняла голос грузинской стороны. Это возможно только при использовании открытой аналоговой радиосвязи, что армии XXI века является нонсенсом. После анализа выпускаемой нашей промышленностью, в том числе и концерном «Созвездие», продукции, пришли к выводу, что это техника вчерашнего дня. 

В результате мы создали малогабаритный помехозащищенный радиомодем, который может использоваться для управления БЛА и создания современных радиостанций с режимом ППРЧ. Особенность этого режима в том, что в передаваемом сигнале используются небольшое число частот, которые случайным образом выбраны из набора в 20000 частот. Созданная нами программа обеспечивает высококачественный прием сигнала даже при потере около 50% из выбранных частот пакета. При этом время непрерывного излучения сигнала на одной частоте не превышает 66 микросекунд (у радиостанции «Аргон» – 4 миллисекунды), а чувствительность – 0,07 мкВ (у серийных радиостанций – 0,5 мкВ, у японских типа «Vertex» – 0,25 мкВ). Это позволяет сократить мощность излучения и при одинаковой мощности увеличить дальность связи.

Продукция НТЦ "Юрион". Фото: Росинформбюро / А. СоколовМы разместили на 27 этаже высотного здания ретранслятор с мощностью передатчика всего 1 Вт и на машине проехали по маршруту Кутузовский проспект, МКАД, вернулись в центр по Звенигородскому шоссе, проехали по третьему и Садовому кольцам. Везде, кроме туннелей и леса, поддерживалась устойчивая радиосвязь при отсутствии прямой видимости. Испытания показали, что с таким маломощным ретранслятором обеспечивается связь в пределах Москвы. Профессиональному связисту в это трудно поверить, но факты таковы.

На одной из гор Кавказа высотой около 1000 м были размещены радиостанции различных производителей и проведены сравнительные испытания. При постепенном удалении в условиях прямой видимости на расстоянии 20 км прекратилась связь с японской радиостанцией. На 72 км прервалась связь с 5-ти ваттной радиостанцией «Аргон» с прыгающей частотой. Наша радиостанция поддерживала уверенную связь на дальности 100 км. В других сравнительных испытаниях наша радиостанция обеспечивала связь в условиях, в которых другие не работали. Хочу подчеркнуть, что потребляемая мощность нашей одноваттной радиостанции составляет 4 Вт, а пятиваттного «Аргона» – 13 ватт. Для доказательства своих преимуществ мы готовы к новым сравнительным испытаниям.

 

Беседовал Анатолий Соколов