В случае с современной Украиной то и дело вполне резонно вспоминается басня про слона и моську – ни о каком реальном вреде, будь то военный или экономический, который Киев мог бы причинить России, говорить попросту не приходится. Но полаять и поклацать зубами хочется, поэтому продолжают появляться на свет все новые грандиозные планы «сокрушения России». На этот раз фракция Радикальной партии Олега Ляшко в Верховной раде выдвинула предложение национализировать имущество «государства-агрессора» и его резидентов на Украине. 

 

Не укусить, так погавкать

 

Активно мечтать о национализации российского бизнеса Киев начал еще весной, когда Крым перешел в состав РФ. Тогда предполагалось возместить материальный ущерб от потери полуострова и его предприятий за счет российского госимущества. Ходили слухи о черном-черном списке из 20 россиян, активы которых могут быть национализированы: торговые комплексы, отели, банки, алюминиевые комбинаты, ГОКи, глиноземные, нефтеперерабатывающие и трубные заводы, которые принадлежат резидентам России. Сегодня аппетиты распространились буквально на все, а не только лишь на имущество отдельно избранных граждан. А национализировать действительно есть что.

Россия до сих пор была одним из крупнейших инвесторов в экономику Украины: по данным российского Минфина, в 2013 году РФ занимала четвертое место по этому показателю –российский бизнес за этот год вложил в Украину почти 800 миллионов долларов.

Согласно статистике, граждане РФ владеют каждой десятой компанией из рейтинга 200 крупнейших компаний в Украине – украинский бизнес в России представлен куда скромнее. Прежде всего, под национализацию могут попасть российские банки, занимающие порядка 12% украинского банковского сектора. Далее мобильная и интернет-связь: российский МТС делит рынок почти поровну с «Киевстаром», который тоже отчасти российский. Как пишет немецкая Die Welt, посвятившая российским активам на Украине целый аналитический материал, именно широкий охват рынка почти в 50 миллионов абонентов помешал украинскому руководству принять целенаправленные меры против российских телекоммуникационных компаний.

Стратегический сектор присутствия россиян – «нефтянка». «Роснефти» принадлежит Лисичанский НПЗ, а ВТБу – Одесский НПЗ, полученный в качестве оплаты долга ВЕТЭК Сергея Курченко.  Забрать НПЗ – полдела. Заводы еще надо обеспечить нефтью. А ее придется везти из той же России. Еще одно предприятие, имеющее отношение к сектору, – «Карпатнефтехим» – принадлежит компании «Лукойл» Вагита Алекперова.  Оно было образовано на базе калушской «Орианы» и вскоре стало объектом судебных споров между государством и частным владельцем. Есть активы на Украине и у Росатома: ему принадлежит контрольный пакет завода «Энергомашспецсталь» в Краматорске.

Крупнейший инвестор в украинскую металлургию – компания Evraz, у которой три украинских предприятия – ДМЗ им. Петровского, «Баглейкокс» и «Сухая Балка». У «Русала» Олега Дерипаски в активе Николаевский глиноземный завод и Запорожский алюминиевый завод.

Много российских активов в украинском судостроении, автомобилестроении и вагоностроении, а также сравнительно небольшой, но не менее значимый отельный бизнес.

 

Себе дороже

 

Как отмечают эксперты, киевские планы, скорее всего, не более чем бравада, поскольку результаты такого шага могут значительно превзойти самые смелые ожидания авторов инициативы. Это будет началом экономической войны, в которой Украине, по чисто объективным причинам, не выиграть. «Национализированный российский бизнес не будет работать, как прежде, и не будет приносить доход Украине. В результате большинство из национализированного будет просто простаивать, разве что такое имущество продадут украинским и иностранным олигархам и инвесторам», – говорит эксперт центра «Общественная Дума» Дмитрий Липатов. Кроме того, сам факт национализации имущества российских инвесторов окончательно похоронит все мечты Украины о зарубежных инвестициях. Кто будет вкладывать деньги в страну, которая не гарантирует право собственности? Обещанных на Майдане инвестиций Украина так и не увидела, а после национализации и вовсе можно будет распрощаться с этими мечтами. В прошлом году приток прямых зарубежных инвестиций составил всего 413 млн долларов, что в 10 раз меньше, чем было в 2013 году, до Майдана. 

Впрочем, резонно предположить, что авторы подобных инициатив и сами не верят в возможность их осуществления, а ценность имеет лишь громкость информационного шума, производимого этими бесконечными законопроектами. Ну, как верно заметил классик, гремит лишь то, что пусто изнутри. 

 

Анна Кокорева, аналитик «Альпари»

Анна Кокорева, аналитик «Альпари» , Как мы видим, доля российского бизнеса в экономике Украины достаточно существенная, особенно в металлургии. Если национализация действительно будет иметь место, то украинские власти начнут с металлургических предприятий и нефтепереработки, так сказать, ударят по самому больному.

 

Андрей Зеленин, партнер юрфирмы Lidings

Андрей Зеленин, партнер юрфирмы Lidings, Национализация не означает экспроприации. Базовый принцип национализации как в международном, так и в национальном праве подразумевает, что собственник, чье имущество было национализировано, должен получить компенсацию. Учитывая, что Украина себя позиционирует как правовое государство, стремящееся к европейским стандартам, нарушать этот принцип со стороны украинских властей было бы нелогично.


 Ника Бажанова