Премьер-министр Дмитрий Медведев решил сократить количество чиновников. Точнее, он предложил подумать о сокращении бюрократического аппарата в центре и на местах на 10 процентов.

При этом Дмитрий Анатольевич честно признал, что это далеко не первая попытка. Мало того, сам же вспомнил: «Несколько лет назад мной принималось решение о сокращении аппарата на 20%. Оно было реализовано где-то лучше, где-то хуже, скажем прямо. Оно часто происходит медленнее, чем мы на это рассчитываем».

Тема эта весьма популярна в верхних эшелонах власти. Недавно председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко призвала Министра финансов Антона Силуанова не сокращать чиновников понемногу, а «рубануть один раз».

 валентина матвиенко

«Антон Германович, ну примите смелое решение, внесите предложение - не на 5, не на 10, на 50 процентов сократите количество федеральных чиновников»...

«Антон Германович, ну примите смелое решение, внесите предложение - не на 5, не на 10, на 50 процентов сократите во всех субъектах федерации количество федеральных чиновников, вот одним шагом, или в два раза», - предложила Валентина Ивановна. Министру осталось только руки развести. Понятно, что «рубануть» он не сможет, даже если вдруг захочет.

Силуанов только меланхолически констатировал, что количество чиновников в России за последние пять лет выросло на 100 тысяч человек. И добавил: «По численности занятых в бюджетном секторе в расчете на 1 тысячу жителей Россия опережает наиболее развитые страны, входящие в ОЭСР, в 1,4 раза, а страны со средним уровнем развития - в 2,5 раза. У нас более раздутая бюджетная сеть, даже по сравнению с советским периодом».

Постановления о сокращении чиновников принимаются в России регулярно. Это стало своего рода игрой. И если есть эффект от этой игры, то разве что обратный.

Примерно так же в седые времена еще республиканского Древнего Рима Сенат год за годом, в обязательном порядке, принимал постановления о запрете роскоши. О чем это свидетельствовало? Да только о том, что роскошь никуда не исчезала, несмотря на все запреты. Приходилось ее запрещать вновь и вновь. Причем безрезультатно.

 Справка

Согласно подсчетам экспертов, на 1 января 2006 года численность государственных и муниципальных служащих оценивалась в 1 миллион 462 тысячи человек. В 2010-м году их было уже около 1,7 миллиона человек.

В середине 1980-х годов во всем Советском Союзе насчитывалось, по разным оценкам, от 2 до 2,4 миллиона чиновников. Из них на долю РСФСР приходилось примерно 0,8 - 1 миллион человек. То есть почти в два раза меньше нынешнего.

Фактически все в истории с сокращением/увеличением числа чиновников повторяется и постоянно возвращается на круги своя.

Медведев упомянул о решении двухлетней давности, когда он уже был главой правительства. Но еще раньше, четыре года назад, когда Медведев был еще президентом, он точно так же пытался «оптимизировать», то есть сократить численность бюрократического аппарата.

В 2010 году тоже принималось решение – сократить число бюрократов на 100 тысяч к 2014 году. И тогда предыдущий министр финансов Алексей Кудрин говорил: «Несмотря на сокращения, за последние четыре года произошло увеличение общей численности госслужащих на всех уровнях. В частности с 2008 года до 20 тысяч увеличилось число госслужащих на федеральном уровне, на 60 тысяч – на уровне субъектов Федерации и примерно на 50 тысяч – на уровне муниципалитетов».

А Медведев комментировал этот процесс с научной точки зрения: «Нет оптимального соотношения, мы всегда только стремимся к чему-то, а реально в жизни все происходит иначе, как правило, в худшем варианте, в соответствии с рядом законов, включая известные законы Паркинсона: все равно чиновники себе найдут дело и будут его делать столько, сколько у них есть на это времени».

 дмитрий медведев

«Нет оптимального соотношения, мы всегда только стремимся к чему-то, а реально в жизни все происходит иначе, как правило, в худшем варианте, в соответствии с рядом законов, включая известные законы Паркинсона»...

Да, именно законы Паркинсона, сформулированные этим английским историком и публицистом в 1955 году на основе изучения работы британских бюрократических учреждений, исчерпывающим образом описывают это явление. Так что явление это не только вечное, но и всемирное. Любая попытка сокращения чиновничьего аппарата ведет к его увеличению.

Во всяком случае, численность госслужащих никак не уменьшается. Но именно поэтому их надо регулярно сокращать, хотя бы ради того, чтобы аппараты не разрастались до беспредела.

Как это происходит, например, в Старом свете, где над многочисленными национальными бюрократиями нависла туча из еврочиновников. И все они при деле, никто баклуши не бьет, «чиновники создают друг другу работу». И из недр этого бюрократического монстра исходят такие директивы:

«Огурцы допустимого стандарта должны быть ровными, то есть не могут изгибаться более, чем на десять миллиметров на каждые десять сантиметров длины». Или еще: «Размер баклажанов отрегулирован директивой ЕС номер 1292/81: в одной упаковке разница между самым большим и самым маленьким баклажаном не должна превышать 20 миллиметров для продолговатых баклажанов и 25 миллиметров для круглых». Дело, безусловно, нужное и важное – измерять изгибы огурцов, взвешивать баклажаны и определять такие стандарты сразу для 28 стран.

И не приходится сомневаться, что каждым фруктом или овощем занимается целый отдел, департамент, а может быть, и управление. А внутри отдела чеснока или департамента петрушки кипят страсти, плетутся интриги, все работают.

Тем временем граждане практически всех европейских государств жалуются на засилье бюрократии. А руководители этих стран наверняка периодически пытается «оптимизировать» численность чиновников. И ничего у них не получается. Как, скорее всего, ничего не выйдет из очередных благих намерений главы российского правительства Дмитрия Медведева.

 

Из законов Паркинсона

 

 Справка

Сирил Норткот Паркинсон (1909 —1993) —британский военный историк, писатель, драматург, журналист, автор сатирических работ по проблемам бизнеса, менеджмента и политологии. Мировую известность получил как автор законов Паркинсона.

Политики и налогоплательщики почти никогда не сомневаются в том, что чиновничьи штаты так растут, потому что дел все больше. Циники, оспаривая этот взгляд, предположили, что многим чиновникам делать просто нечего или что они могут работать все меньше. Но ни вера, ни безверие не приблизились к истине. Истина же в том, что количество служащих и объем работы совершенно не связаны между собой. Число служащих возрастает по закону Паркинсона, и прирост не изменится от того, уменьшилось ли, увеличилось или вообще исчезло количество дел. Закон Паркинсона важен тем, что он основывается на анализе факторов, определяющих вышеуказанный прирост… 

Вообразим, что некий чиновник А жалуется на перегрузку. В данном случае неважно, кажется это ему или так оно и есть; заметим, однако, что ощущения А (истинные или мнимые) могут порождаться и упадком сил, неизбежным в среднем возрасте. Выхода у него три. Он может уйти; он может попросить себе в помощь чиновника В; он может попросить двух подчиненных, С и D.

Как правило, А избирает третий путь. Уйдя, он утратил бы право на пенсию. Разделив работу с равным ему В, он рискует не попасть на место W, когда оно наконец освободится.

Так что лучше иметь дело с двумя подчиненными. Они придадут ему весу, а он поделит работу между ними, причем только он один будет разбираться и в той, и в другой категории дел.

Заметьте, что С и D практически неразлучны. Нельзя взять на службу одного С. Почему же? Потому что он разделил бы работу с А и стал бы равен ему, как отвергнутый В, и даже хуже, он метил бы на место А.

Итак, подчиненных должно быть не меньше двух, чтобы каждый придерживал другого, боясь, как бы тот его не обскакал. Когда на перегрузку пожалуется С (а он пожалуется), А с его согласия посоветует начальству взять и ему двух помощников. Чтобы избежать внутренних трений, он посоветует взять двух и для D. Теперь, когда под его началом служат еще и Е, F, G, Н, продвижение А по службе практически обеспечено.

Николай Троицкий