Нынешний президент Кении Ухуру Кениата – сын отца нации. Но место наследника престола ему никто не гарантировал. Он был слишком юн, когда умер отец – Нгенги Джонстон Камау, взявший имя Джомо Кениата, некоронованный монарх бывшей британской колонии в Восточной Африке.

И даже непотизм не помог. Папин преемник Даниэль Арап Мои, сыгравший роль дядюшки, хотел тихо, мирно, без шума и пыли передать президентский пост Кениате-младшему.

Но вмешалась в дело пресловутая демократия. Хоть не так ее много в Кении, в умеренных дозах она есть. Кениата с треском провалился на своих первых президентских выборах. Проиграл бывалому и опытному земляку, выходцу из того же племени кикуйю Мваи Кибаки. Впрочем, о племенах поговорим чуть позже.

А пока пришлось черному кронпринцу-инфанту Ухуру пробиваться, бороться, изощряться в партийных интригах, изучать предвыборные технологии. Добывать титул своими силами, своими руками, своей головой.

В результате поражения на президентских выборах и смены политического руководства Кении, Кениату пришлось создать собственную, Либерально-демократическую партию, дабы доказать свою самостоятельность от влияния бывшего президента Мои.

Тем не менее, он сохранял своё членство в правящей и руководящей партии. В конце января 2005 года Ухуру Кениата победил Николаса Биуотта на выборах председателя KANU, получив 2,980 голосов среди партийных делегатов против 622 голосов за Биуотта.

В ноябре 2006 года была совершена попытка сместить его с этой должности, но уже через месяц Верховный суд Кении восстановил Ухуру Кениату на посту председателя KANU. Однако 28 июня2007 года, Верховный суд вновь начал рассмотрение дела Кениаты, и он был вынужден покинуть KANU и вступить в другую партию – Либерально-демократическую, от которой он и прошел в главы государства.

В результате у него получилось. Хотя путь наверх омрачал трайбализм. Бесконечные дрязги и войны между племенами, очень старый африканский недуг. Колонизаторы нарезали границы так, что на одной территории оказалось слишком много разных народностей, и достаточно двух, чтобы они годами, десятилетиями выясняли, кто из них главный. До упора, до безумия, до абсурда, порождая жертвы и разрушения.

Вот основа, фундамент, суровый базис африканских политических передряг. Кению они тоже не обошли. Было время, когда сквозь безмятежный лик туристической страны заповедников, так сказать, проступил звериный оскал трайбализма.

Однако теперь выясняется, что то был всего лишь ужас, но не ужас-ужас. Есть явления пострашнее межплеменной вражды. Существует кровавая дикость, которая не снилась троглодитам и статусным дикарям. На нее способны фанатичные существа, называющие себя правоверными. Они готовы уничтожить все живое, не вписывающееся в их картину мира.

21 сентября2013 года они напали на торговый центр «Nakumatt Westgate» в столице Кении Найроби. Захватили заложников, разрешив уйти лишь людям мусульманского вероисповедания. Остальных начали методично расстреливать и  перестреливаться с полицией, которая, в конце концов, освободила заложников, оставшихся в живых. 67 человек погибли…

Эти безумные и бесчеловечные существа угрожают не только Кении, но всем нам, нормальным людям, живущим без фанатизма.

Кениата-сын пришел к власти не в добрый час. Получилось так, что его страна быстро прошла при нем короткий и тернистый путь от трайбализма к терроризму. И обратной дороги уже не видать.

 

Николай Троицкий