Одна встреча на высшем уровне - по стимулированию роста занятости - пройдет 8 октября в Италии, вторая будет посвящена макрофинансовой ситуации в еврозоне и состоится в конце месяца.

 

"Шоу" на большой сцене

 

Серьезные экономические проблемы в еврозоне «лидерам Германии, Франции и Италии придется обдумывать на фоне нарастающей напряженности в отношениях друг с другом», пишет газета Süddeutsche Zeitung.

Как отмечает издание, грядущий саммит, вероятно, поработает большой сценой для серьезных политических обещаний. Правительство Германии уже устраивало «шоу» на аналогичном саммите в Берлине в 2013 году. Тогда на борьбу с безработицей среди молодежи еврозоны обещали выделить миллиарды евро. Следующий саммит в Париже был не менее обнадеживающим. Однако в Милане все пройдет далеко не так гладко, отмечает Süddeutsche Zeitung. Во-первых, потому, что обещания, связанные с увеличением рабочих мест, так и не были выполнены, а во-вторых, сыграют свою роль напряженные отношения между тремя крупнейшими экономиками еврозоны на фоне сложной ситуации на валютном рынке.

Издание называет и еще одну проблему: бюджеты Италии и Франции не дотягивают до уровня ЕС, и участники саммита об этом прекрасно знают. А это сулит немало беспокойства и канцлеру Германии Ангеле Меркель, и итальянскому премьеру Маттео Ренци, считает газета, напоминая, что 15 октября — официальная дата окончания действия бюджетов 18 стран — членов еврозоны.

Бюджеты Франции и Италии, по предварительным оценкам экспертов из Еврокомиссии, бедствуют в доработке. Süddeutsche Zeitung считает, что обе страны в настоящий момент требования ЕС относительно изменений бюджетных планов не произвели.

Слабый экономический рост, недовольные граждане, рекордная безработица, проблемы с реализацией реформ, -  едва ли это те темы, которые заставят делегатов саммита «улыбаться на камеру», подчеркивает Süddeutsche Zeitung, напоминая о недавних разногласиях между Ренци и Меркель, которая кликнула страны ЕС делать свою домашнюю работу, имея в виду соблюдение экономически-производственного плана еврозоны.

 

Есть ли жизнь после ЕС? 

 

Борьба с безработицей действительно актуальная тема для стран ЕС. Особенно для Болгарии. Она так торопилась слиться с Западной цивилизацией, что поначалу и сама не заметила, какова оказалась цена за безвизовый режим. Это, пожалуй, единственный плюс, который принесла стране евроинтеграция.

В советские времена Болгария была индустриальной страной с развитым сельским хозяйством, прекрасным виноделием и производством табака. Болгарские перцы и помидоры, вина и сигареты продавались во многих странах мира. До вступления в ЕС Болгария продавала электроэнергию в Турцию, Италию, Грецию, Албанию и Македонию.

В связи с евроинтеграцией ЕС выдвинул Болгарии ряд жестких требований. Сначала ЕС потребовал закрыть четыре энергоблока из шести на АЭС, затем и вовсе ликвидировать построенную Советским Союзом АЭС. Болгарские ТЭЦы приватизировали американские компании. Цена на электроэнергию в Болгарии возросла более чем в 10 раз. Причем, новые владельцы электростанций, постоянно увеличивая цены на электроэнергию, не платят налогов в Болгарии, и все взятые у болгарского населения деньги без задержки уходят в Соединенные Штаты. При этом уже Болгария вынужденно закупает электроэнергию у Турции. Непомерно возросли коммунальные платежи. Только оплата электроэнергии зимой 2013 года составила около 90 евро, при минимальной зарплате в 130 евро и средней пенсии в 140 евро.

Производство болгарского виноделия и сельхозпродукции было резко ограничено Евросоюзом. Производство болгарского перца и помидоров прекращено. «Томатная республика» закончила свое существование. Теперь 80% всех овощей и фруктов в Болгарии поставляются из-за рубежа.

Болгарские предприятия были искусственно обанкрочены и проданы за бесценок западным корпорациям. Природные богатства – запасы угля, газа и золотые рудники полностью контролируются мировой олигархией, болгарам туда уже нет доступа. Вся остальная экономика была фактически уничтожена.

Вместо обещанной «благополучной жизни в ЕС» Болгария пришла к экономическому коллапсу.

 

"Чернобыльская зона"

 

Север страны, где безработица составляет (по официальным данным) 60% , обезлюдел. Редкие туристы сравнивают его с чернобыльской зоной. Экономический кризис совпал с демографической катастрофой. К 2060 году население Болгарии составит всего 5 млн. человек, из которых 1,5 млн. — цыгане. Болгары как единый народ с древнейшей православной культурой обречены.

«В прошлом году родилось всего 62000 детей, — говорит тележурналист Иво Христов. — Это самая низкая рождаемость с 1945 года. Болгария тает быстрее всех европейских стран. Хуже результат только у Эстонии. За всю свою 1300-летнюю историю наша страна никогда не была так близка к распаду».

Познавший «радости» евроинтеграции и демократии болгарский народ оказался за гранью выживания. В 2013 году в Болгарии прошли массовые выступления протеста.

36-летний фотограф, альпинист и революционер Пламен совершил публичный акт самосожжения на площади перед мэрией города Варна. В знак протеста против нищеты, коррупции, несправедливости и пренебрежения властей.

Еще пять человек вспыхнули живыми факелами в конце 2013-й зимы. Среди них — отец пятерых детей 53-летний Венцислав Василев, потерявший работу (судебные приставы должны были описать имущество семьи в счет долга за «коммуналку» — 219 евро за воду), и безработный Траян Петров (ему было всего 26 лет).

«Такого никогда не случалось в болгарской истории! — говорит болгарский журналист  Валерий Найденов. — Мы — христианская страна, не знакомая с радикализмом и фундаментализмом. Для христиан вообще политический суицид неприемлем. А у нас нет сомнений, что эти самоубийства — политические».

За последние 20 лет страну покинули 2 млн. человек. Но и за границей мигрантов не слишком-то жалуют. Не всегда есть возможность легально устроиться даже на низкоквалифицированную и малооплачиваемую работу: незнание языка может стать серьезной проблемой. Безработица и беспросветная нищета вынуждает мигрантов уходить в тень и вставать на преступный путь. Но есть и другой выход – жить на пособие по безработице. Так во Франции, Италии, Дании, Швеции, существуют  40% всех приезжих.

Подобное поведение, естественно, не может нравиться коренным жителям. Зарождаются конфликты, как с приезжими, так и органами власти, от которых требуют принятия жестких мер по отношению к незваным гостям.

Растет социальная напряженность, и найти выход из этой ситуации весьма непросто. Ясно только одно, обеспечивать еще и мигрантов современная европейская экономика уже не может.

Марина Староверкина