«Революция» в Сирии приобрела резко исламистский оттенок, и все больше мятежников после двух лет тяжелого противостояния чувствуют себя проигравшими. Об этом пишет британская газета Daily Telegraf. Многие из них соглашаются на амнистию, которую предложил им Башар Асад.
В то же время, семьи отступающих боевиков начали понемногу возвращаться на территорию, контролируемую правительством. Для них она стала безопасной.
Это вполне можно считать признаком растущей уверенности сирийских властей, которые даже создали министерство национального примирения. В его задачу входит облегчить для бывших противников возвращение на сторону президента.

«Раньше я сражался за революцию, но теперь понимаю: мы утратили все то, за что боролись, – говорит один из мятежников по имени Мухамед. – Теперь в моем городе хозяйничают экстремисты. Моя семья вернулась туда, где правительственные войска, потому что в нашем родном городе стало слишком опасно жить».

Министр по вопросам национального примирения Али Хайдер разработал следующую систему: боевики оппозиции сдают оружие в обмен на безопасный проход в районы, контролируемые правительством.
«Раньше я сражался за революцию, но теперь понимаю: мы утратили все то, за что боролись, - говорит один из мятежников по имени Мухамед. – Теперь в моем городе хозяйничают экстремисты. Моя семья вернулась туда, где правительственные войска, потому что в нашем родном городе стало слишком опасно жить».
Зияд Абу Джабал родом из деревни в провинции Хомс, чьи жители недавно согласились прекратить борьбу с правительством. «Когда мы участвовали в демонстрациях, мы боролись за наши права, – говорит он. – Но после того, как мы увидели все разрушения и власть джихадистов, то решили вернуться».
По словам Али Хайдера, он побывал на радостной церемонии: 180 боевиков оппозиции вновь пополнили ряды полицейских сил, из которых они когда-то дезертировали.
А посредник, ведущий переговоры от лица министерства примирения, который назвал только свое имя – Ахмед, сейчас как раз ведет переговоры о возвращении командира боевиков и его десятерых бойцов.
«На эти переговоры у нас ушло три месяца, – говорит он. – Если все пройдет хорошо, командир заверяет нас, что вместе с ним перейдет даже не 10, а 50 человек».
Ахмед рассказал, как происходит возвращение боевиков, которые хотят сложить оружие. Сначала правительственный посредник переходит линию фронта для встречи на территории повстанцев. «При этом мы надеемся, – отмечает Ахмед, – что их командир отдаст приказ своим снайперам не стрелять по нам».

Будущим перебежчикам выдают бумаги, чтобы они смогли пройти через блокпосты сирийской армии.

Будущим перебежчикам выдают бумаги, чтобы они смогли пройти через блокпосты сирийской армии. А затем они ждут в безопасном месте, пока чиновники не уберут их фамилии из списков разыскиваемых боевиков, которые составляются в Министерстве обороны и разведслужбах.
А тем временем телефон на столе разрывался от звонков. Звонили родители боевиков. «Матери очень хорошо знают, что это последний шанс для их сыновей, – говорит другой посредник, Али Файез Увад. – Если они не сложат оружие сейчас, то погибнут, потому что мятежники проигрывают сражение».

Алексей Андреев, по материалам The Telegraph