Битва за пост председателя Счетной палаты вступила в решающую фазу. Государственная Дума, которой по закону положено выдвигать претендентов на это место, остановилась сразу на трех кандидатурах, и теперь собирается предложить их президенту Путину. Пусть он решает.

По мнению депутатов, возглавить контрольно-счетный орган могли бы следующие господа и дама: ныне действующий председатель Сергей Степашин, занимающий эту должность 13 лет; председатель думского бюджетного комитета, бывший адвокат Андрей Макаров; наконец, экс-министр здравоохранения и соцзащиты, а ныне помощник президента, очаровательная блондинка Татьяна Голикова.

В принципе, президент не обязан делать свой выбор именно из этих трех кандидатур. Он имеет право предложить думцам кого-нибудь четвертого (или четвертую). Однако маловероятно, чтобы Путин стал усложнять ситуацию и множить сущности без необходимости.

Все трое кандидатов – люди свои, опытные, проверенные, лояльные, вполне профессиональные. И как тут прикажете выбирать? Все зависит от того, каким президент видит предназначение Счетной палаты.

До сегодняшнего дня этот на вид солидный орган производил впечатление идеального вместилища синекур. И такой же синекурой выглядел пост председателя СП. В этом смысле он мог состязаться разве что с должность секретаря Совета безопасности.

Обе государственные позиции – весьма важные, но лица, их занимающие, не принимают никаких окончательных решений, а потому и ответственности на них никакой нет. Собственно говоря, такие должности, не дающие реальных властно-распорядительных полномочий, и называются синекурами.

Председателю Счетной палаты, как и любому из 12 аудиторов очень удобно, например, изображать борьбу с коррупцией, извлекая из этого все возможные репутационные выгоды. А реально бороться с той коррупцией его орган все равно не может сам, без содействия других инстанций – прокуратуры, Следственного комитета, правительства.

Впрочем, это соображения теоретические, а на практике все зависит от личности. Недаром старинная русская поговорка гласит: не место красит человека, а человек – место. Сергей Степашин сумел зарекомендовать себя до известной степени бойцом антикоррупционной команды. Он регулярно указывал властям и общественности на различные злоупотребления и нарушения. Выполнял свою функцию – фиксировать и сигнализировать. А дальнейшее никакого отношения к нему не имело.

Другое дело, что Степашин был в какой-то мере бойцом невидимого фронта, так как трудно было разглядеть какие-либо результаты разоблачительной и контролирующей деятельности его ведомства. Впрочем, сам Сергей Вадимович уверяет, что, например, в 2012 году СП выявила нарушения на сумму более 700 миллиардов рублей, в результате чего было возбуждено 70 уголовных дел, заведено более 400 административных дел в отношении чиновников различного уровня, а 20 высокопоставленных госслужащих были уволены.

Однако видимо, не такие уж они были высокопоставленные. Многие эксперты не зря считают, что по результатам проверок Счетной палаты наказывали, в основном, «стрелочников». Так, проверка СП показала, что при подготовке к проходившему минувшей осенью во Владивостоке саммиту АТЭС общие потери от неэффективного управления и хищения при строительстве объектов составили 15 миллиардов рублей из выделенных 50.

Но дело ограничилось только арестом бывшего главы дальневосточной дирекции Министерства регионального развития Олега Букалова, подозреваемого в хищении 90 миллионов рублей. Правда, ни от Степашина, ни от его палаты все эти следствия и последствия уже никак не зависят.

Короче говоря, Степашин был более чем приемлемым руководителем Счетной палаты в рамках закона, который действовал до недавнего времени. Однако Госдума приняла новый закон, который значительно расширяет полномочия аудиторов. Они наделяются правом направлять запросы должностным лицам федеральных органов исполнительной власти, требовать от руководителей и должностных лиц представления письменных объяснений и копий документов по выявленным нарушениям, знакомиться со всеми документами о финансовой деятельности объектов аудита, а также составлять протоколы об административных правонарушениях.

Это тоже, конечно, не так уж много, да на большее рассчитывать не приходится. Все-таки СП – не силовая структура, а контрольный орган, чье дело не карать и наказывать, а расследовать, выявлять и сообщать по принадлежности. Но раз уж в этом году был принят новый закон о Счетной палате, то логично предположить, что реализацией его займется новый председатель.

Так что весьма вероятно, что на смену 60-летнему Сергею Степашину придет или Голикова, или Макаров. У кого из них больше шансов? Если пользоваться спортивной терминологией, то 50 на 50. В Госдуме лучше знают Макарова, и представители условно оппозиционных фракций относятся к нему терпимее. А от той же Голиковой в бытность ее министром коммунисты неизменно требовали отставки.

Но это дела прошлые. Кроме того, простого большинства депутатов от «Единой России» вполне достаточно, да и фракция ЛДПР Владимира Жириновского всегда при необходимости на помощь придет, добавит голосов. А разница между двумя оставшимися кандидатами – не только гендерная.

Для Андрея Макарова должность председателя Счетной палаты – это пик и венец карьеры. После того, как он завершил адвокатскую карьеру, он был или депутатом, или занимал довольно мелкие бюрократические должности.

Развернуться ему было негде, так как даже у главы бюджетного комитета пространство для маневра весьма ограничено. В связи с чем Андрей Макаров реализовывал свой темперамент в своей телепередаче «Свобода и справедливость», где не раз демонстрировал склонность к обличениям и разоблачениям.

Не исключено, что Макаров рассчитывает, что на высоком посту главы контрольного ведомства у него будет еще больше возможностей для реализации своих амбиций. Похоже, он не отказался бы от неформального титула «главного борца с коррупцией» или хотя бы одного из… Есть основания полагать, что экс-адвокат давно мечтал стать крупным, видным и заметным общественным деятелем земли Русской. И уж он-то постарается превратить Счетную палату в свою трибуну.

Совсем другое дело – Татьяна Голикова. Эта яркая, интересная женщина много лет удовлетворялась ролью незаметной госслужащей, которую направляли на самые разные участки работы – в Минфине, в Минздраве, потом в Кремле, помощником президента с неопределенным кругом обязанностей. Для нее Счетная палата будет не более, чем очередным местом службы, где она сможет использовать свое экономическое образование и опыт финансиста, которого, между прочим, решительно не хватает кандидату юридических наук Андрею Макарову.

Вполне возможно, Голикова могла бы стать более эффективным начальником контрольного ведомства, но при этом гораздо менее эффектным. В любом случае, депутаты-единороссы постарались выдвинуть кандидатов «на все вкусы». И только президент Путин знает, на каком из вариантов он остановится.

 

Николай Троицкий