Президент Румынии Траян Бэсеску в очередной раз заговорил о гипотетическом объединении Молдавии с Румынией. Он уже много лет носится с этой идеей-фикс. На ней строил свою предвыборную кампанию. И продолжает ее отставить невзирая ни на что.

На сей раз идею об объединении двух соседних стран Бэсеску озвучил, выступая вчера эфире румынского телеканала TVR-1.«Я уверен, что если в Молдавии подует юнионистский ветер, Румыния всегда будет готова. У Румынии был фундаментальный проект по вступлению в НАТО, был и другой — присоединение к ЕС. Думаю, что третьим фундаментальным проектом должно стать объединение с Молдавией», заявил президент.

По словам Бэсеску, мнения политиков по этому вопросу для него совершенно не важны

По словам главы государства, мнения политиков по этому вопросу для него совершенно не важны. Главное, что народ хочет быть вместе. Своей важнейшей задачей в данный момент он видит объединение Молдавии и Румынии, передает «Интерфакс».

Дословно он сказал следующее: «Народ, который хочет быть вместе, не откажется. Все мои действия, связанные с Молдавией, были связаны с идеей о возможном объединении».

На самом деле, эта идея давно уже потеряла и смысл, и актуальность. Так что вовсе никакой не «народ», а только политики, причем только самые радикальные и упертые, продолжают пытаться гальванизировать этот политический труп.

Тот же Бэсеску вспоминает про объединение с Молдавией всякий раз, когда у него возникают серьезные проблемы во внутренней политике. Таким образом, он пытается отвлечь румынских граждан, своих потенциальных избирателей, от их повседневных проблем и переключить их внимание к неким романтическим перспективам будущего.

В Молдавии, проект соединения с братьями-румынами потерял популярность.

Однако перспективы эти становятся все более и более туманными. В первую очередь, хотя бы потому, что по ту сторону реки Прут, отделяющей Румынии от Молдавии, проект соединения или воссоединения (кому как понравится) с братьями-румынами потерял всякую привлекательность и популярность. Этой идеей перестали спекулировать даже самые радикальные и проевропейские политики в Кишиневе.

Впрочем, их можно понять. Любому политику гораздо приятнее быть первым – вторым, третьим и т.д. – лицом в отдельном, хоть и маленьком государстве, чем губернатором области в большой стране.