«Газета.ru» сообщает, что на момент официального начала акции, по оценке корреспондентов издания, на Болотную площадь пришли около 5 тысяч человек. Оппозиционер Илья Яшин пишет в Facebook, что собралось уже тысяч тридцать. Понятно, что чем больше, тем лучше!  И все же – сколько нужно участников акции, чтобы власть обратила на их требования серьезное внимание?

Леонид Поляков, заведующий кафедрой общей политологии НИУ ВШЭ сказал «Росинформбюро», что специальных научных исследований на эту тему нет. Поэтому единственная цифра, на которую можно ориентироваться  – это миллион человек. Озвучена она была Алексеем Навальным. Именно столько людей, по мнению оппозиционера, должно выйти на улицы, чтобы «все  изменилось». В конце 80-х, начале 90-х случались близкие к этому результату показатели. «И было понятно почему, – говорит  Поляков, – такое часто не повторяется.  Сегодня я не вижу поводов, чтобы на это рассчитывать в разрозненном мире, где очень слабые социальные связи – в нашем реструктурированном обществе.  Не знаю, что должно произойти, чтобы собрать столько людей. Если даже протест против террористических актов не вызывает у нас подъема солидарности, в отличие от западных стран».

Борис Кагарлицкий, директор Института глобализации и социальных движений говорит, что и миллиона мало. «Вспомните, в Лондоне, когда началась война в Ираке,  собралось именно миллион человек, протестующих против этой акции. И что? Никто не обратил никакого внимания на это». То же самое сейчас и в России, считает политолог. Кагарлицкий полагает, что только в декабре 2011 года сам факт выхода народа на улицы повлиял деморализующее на власть.  «Но они быстро поняли, что никакого ущерба власти протестующие не принесут – и успокоились». Поэтому, сколько бы ни вышло народа – ничего не изменится.  «К тому же, – продолжает  Борис Кагарлицкий, – технически улицы Москвы не выдержат миллиона человек, будут беспорядки, не потому что их организуют, а оттого что у нас такая инфраструктура».  

Точную цифру нам назвал только Станислав Белковский, политолог и учредитель Института национальной стратегии. Он утверждает, что протестующим необходимо собрать 4% от жителей города. Поэтому для Москвы, где население составляет 10 миллионов человек, искомое число – 400 тысяч. Результат достигнут эмпирическим путем во время оранжевой революции в Киеве. «Когда на Майдане, – говорит Белковский, – собралось 100 тысяч человек, а это как раз 4% от населения украинской столицы, именно тогда решилась судьба власти». Политолог считает, что требования такого количества людей игнорировать будет невозможно – слишком тогда очевиден «глас народа». Но, по мнению политолога, в России ожидать такого не приходится – авторитет оппозиции слишком слаб в народных массах.