События на Северном Кавказе развиваются явно не по кремлевскому сценарию. Желанный и обещанный мир народам в связи с приближающимися Олимпийскими играми в Сочи так и не наступил, хотя бандитов в лесах и горах прессуют по полной программе. Регион буквально наводнен внутренними войсками и полицией, операции следуют одна за другой. Однако прогремевшая серия взрывов в Волгограде и Махачкале, непрекращающиеся обстрелы и убийства представителей власти снова убеждают, что терроризм давно вышел из лесов и горных пещер, шагнул на улицы городов и все чаще приходит в наши дома.

Митинг в поддержку кандидата в президенты Шамиля Басаева. Накануне выборов президента республики. Грозный, 27.01.1997. Фото: РИА Новости / Игорь МихалевЗа любым терактом всегда стоит конкретная идея. В лес и горы никогда не уходят за деньгами, ибо там фактически смертники, а мертвому они ни к чему. Другое дело – за идею. Руководители террористических организаций одержимы идеей, связанной, как правило, с захватом власти. Нынешний северокавказский терроризм («джихадом» назову его только в кавычках) не исключение, тоже имеет конкретную конечную цель. Это образование всемирного халифата – теократического государства на основе шариата. Еще в период ваххабитской агрессии в Дагестане в августе 1999 года ее организаторы и командиры Хаттаб, Шамиль Басаев и местный религиозный фанатик Багаутдин Магомедов четко заявили цель – единое исламское государство от моря до моря (Черного и Каспийского) с дальнейшим выходом на российские просторы. Избавленные от власти кафиров, кавказские народы заживут по законам пророка, а павшим «воинам Аллаха» лидеры боевиков обещали прямую дорогу в рай. Власть на земле и посмертная награда в ином мире – вот движущий механизм самопровозглашенного «джихада».

Казалось бы, нет ничего проще осознать, что терроризм на Северном Кавказе имеет в первую очередь религиозный характер. Прошли времена «борцов за независимую Ичкерию», которая станет членом ООН, откроет посольства возле Белого дома и на Елисейских полях и выпустит свободно конвертируемую валюту с изображением волка. Нынешние хотят не встроиться в глобальный мир, а переделать его по фундаменталистским канонам, уничтожить безбожные Россию и Запад. Однако с осознанием этого факта у нас проблемы – то ли из-за неверно понятой политкорректности, то ли из-за непонимания сути вещей.

Террористы не миллионеры

Например, уважаемый во всех отношениях нынешний командующий объединенной группировкой войск (сил) в Северо-Кавказском регионе генерал-лейтенант Сергей Меликов считает, что терроризм на оперативно подчиненной ему территории не имеет религиозного подтекста.

«Многие ссылаются на идеологию ваххабизма. Но я думаю, что определяющим фактором является обогащение».

В одном из интервью он заявил: «Многие ссылаются на идеологию ваххабизма. Но я думаю, что определяющим фактором является обогащение. Вымогательство, шантаж, похищение людей с целью выкупа – это традиционные бандитские методы наживы. Религиозные идеи – всего лишь удобное прикрытие истинных мотивов и эффективный способ для вербовки молодежи. В большинстве случаев простые горцы пополняют ряды бандформирований тоже из корыстных побуждений: работать в селах негде, а семьи кормить надо – вот и соглашаются за вознаграждение выполнять вначале несложные поручения так называемых борцов за веру, а потом просто попадают в западню».

Со слов генерала получается, что в большинстве своем бандиты – это безработные бедолаги даже без криминальных наклонностей. Не осознают опасности и противоправного характера своих деяний, просто большие дети, отправившиеся в лес на заработки. Стоит им разъяснить, что неправы, как они сложат оружие и вернутся к мирному созидательному труду.

Среди бандитов действительно есть обманутые, отчаявшиеся, но не они составляют костяк незаконных вооруженных формирований

Отчасти командующий группировкой прав: среди бандитов действительно есть заблудшие, обманутые, отчаявшиеся, но не они составляют костяк незаконных вооруженных формирований, отстреливаются до конца, предпочитают взорвать себя с кличем «Аллах акбар» сдаче в плен. Получают они не столь большие деньги, как обещают эмиссары и вербовщики и охотно повторяют некоторые специалисты по антитеррору. Вообще-то жизнь в банде – это голод, холод, лишения, смерть и страх.

Более трезво, на мой взгляд, оценивает ситуацию министр внутренних дел Дагестана генерал-майор полиции Абдурашид Магомедов. Он прямо признает: «Одной из главных причин оттока в леса молодежи является религиозная безграмотность населения». Министр отмечает: «На людей, особенно молодежь, большое влияние оказывают те, кто получил духовное образование за рубежом. Заграница вообще оказывает странное воздействие на многих. Мы неоднократно сталкивались с ситуацией, когда вполне законопослушные, лояльные государству граждане, уехавшие за границу для учебы в исламских вузах, возвращаются домой совершенно другими, с чуждой Дагестану системой ценностей и взглядов. Среди тех, кто берет в руки оружие, значительное число выпускников духовных учебных заведений Египта, Сирии, Пакистана».

Имам махачкалинской мечети Магомедрасул СаадуевПроблема терроризма прежде всего лежит в сфере нереализованных мусульманами религиозных запросов или искаженного понимания ими сути ислама, утверждает один из влиятельных духовных лидеров Дагестана, имам махачкалинской мечети Магомедрасул Саадуев. По его мнению, именно религиозная безграмотность населения стала питательной средой для распространения всяких псевдорелигий и псевдоидеологий. Ведь сама идея всемирного халифата, положа руку на сердце, для современного цивилизованного человека звучит бредом чистой воды. Все люди, народы и расы разные, их нельзя подогнать под один знаменатель силой и страхом.

Имам подсказывает выход: «Победить псевдоидеологию, основанную на псевдорелигии, можно только истинной идеологией, основанной на истинной религии. Для чего необходимо расширять сети базовых исламских учебных заведений: институтов, университетов, в которые надо привлекать компетентных ученых из арабских стран, платить им достойную зарплату. Государство должно поддерживать и распространять истину о религии».

Судя по последним высказываниям нынешнего главы Дагестана Рамазана Абдулатипова, он вполне согласен с Магомедрасулом Саадуевым. Недавно Абдулатипов принял решение построить исламский образовательный центр и запретить выезд жителей республики на религиозное обучение за рубеж.

Сегодня плоды атеизма появились повсеместно, в том числе, это так называемый русский ваххабизм, который пора признать как явление.

Несмотря на противодействие силовиков и местных властей, вовсю идет строительство исламского образовательного центра в Кабардино-Балкарии, где бандподполье весьма активно. «Удивляюсь, когда наша интеллигенция, некоторые жители республики все время говорят, зачем и кому нужен этот центр, возмущаются строительством. Убежден, зло, которое сейчас творится, мы победим только знаниями», – комментирует ректор строящегося центра Шарафутдин Чочаев попытки определенных сил заморозить стройку.

Эти запоздалые шаги властей вызывают недоверие многих граждан, в том числе занимающих весьма ответственные посты в силовых структурах. Главная причина боязни любого проявления веры – насаждавшийся десятилетиями атеизм. Сегодня его плоды появились повсеместно, в том числе, так называемый русский ваххабизм, который пора признать как явление и изучать. На мой взгляд, его суть можно объяснить кратко: свято место пусто не бывает. Если в душе человека в результате изгнания оттуда Бога образовалась пустота, она обязательно заполнится псевдорелигией, будь то ваххабизм или сатанизм.

«Познайте истину»

Как религиозные вопросы решались в прежние времена, особенно в период освоения и завоевания русскими Кавказа? Ведь тогда существовал имамат во главе с Шамилем Гимринским.

Генерал Алексей ЕрмоловНаместник царя на Кавказе генерал Алексей Ермолов высоко ценил роль религии в возложенном на него деле – приведении населявших Кавказ племен и народов под монаршую руку. Он был убежден в силе веры, прекрасно знал историю края и полагал, что просвещение горцев светом истины смогло бы смягчить их нравы и сердца. Перед глазами Ермолова был пример Александра Казем-бека. По национальности азербайджанец, но скорее всего кумык (татарского происхождения), он был сыном высланного под Астрахань за связь с мятежниками дербентского шейха. Под влиянием шотландских миссионеров он принял христианство Пресвитерианской церкви, стал одним из крупнейших в Европе ученых-ориенталистов и тюркологов, первым деканом факультета восточных языков Петербургского университета. До конца дней Александр не уставал благодарить Ермолова за то, что тот помог ему определиться с выбором пути.

По большому счету ислам пришел на Кавказ не так давно, особенно в западной части сохраняет формальные признаки, а предки многих горских народов были христианами. Так что проект Ермолова христианизации Кавказа был не столь утопичным, как казалось на первый взгляд. Но инициативы генерала не нашли понимания в Священном синоде РПЦ.

«Ермолов приветствовал то, что истинные мусульмане, противодействуя экспансии западной идеологии наживы, проповедуют справедливость и нестяжание в своих общинах.

Православный генерал никогда не боролся с исламом как религией, относился к нему с должным уважением, четко отличал традиционное и деструктивное течение. Известный исследователь Юрий Ильяшенко-Магай пишет: «Ермолов приветствовал то, что истинные мусульмане, противодействуя экспансии западной идеологии наживы, осуждают ростовщичество, проповедуя справедливость и нестяжание в своих общинах. Именно этим объясняется забота наместника Кавказа об открытии новых мечетей и поддержании в приличном состоянии старых». Это не могло не вызывать уважения даже таких яростных противников, как первый имам Чечни и Дагестана Гази-Магомед и его продолжатель Шамиль.

Будучи человеком образованным, Ермолов хорошо разбирался в богословских вопросах и не раз демонстрировал готовность вести полемику с исламскими алимами и адептами его ответвлений. Ильяшенко-Магай указывает: «Обращаясь к лукавым предводителям мятежников, якобы выступавшим за свободу своих народов, а на самом деле преследовавшим свои личные корыстные интересы, Алексей Петрович обычно цитировал им Евангелие: «Познайте истину, и истина вас освободит». Когда те в ответ кичливо спрашивали: «От чего освободит?! Мы – горцы испокон веков были свободны», Ермолов обычно отвечал им на это с горькой усмешкой: «Нет, вы – в плену! В плену собственной лжи, жадности, лицемерия и жестокости! Вы никак не можете понять, что чем больше у вас свободы, тем более должно быть личное ваше служение собственному народу и государю, взявшему вас под свое высокое покровительство! У вас пока нет ответственности перед Богом и людьми, но я добьюсь, что она у вас будет!».

Во время осады крупного аула Акуша русским силами трех пехотных батальонов и 500 казаков удалось сломить сопротивление 15 тысяч защитников аула.

Другой пример. Однажды во время осады крупного даргинского аула Акуша русским силами трех пехотных батальонов и 500 казаков удалось сломить сопротивление 15 тысяч защитников аула, принудив их к сдаче. В числе вышедших с изъявлением покорности старшин оказался один кадий, который при виде Ермолова начал исступленно кричать, оскорбляя достоинство русских солдат и призывая своих односельчан к продолжению сопротивления.

Но генерал обладал немалой выдержкой. Опершись на эфес сабли, он молча читал про себя молитву, глядя прямо в глаза беснующемуся старику. Не выдержав его взгляда, тот осекся и замолк. Лишь после этого наместник русского царя распрямился и возвысил свой голос, обратив внимание старшин на недопустимую дерзость кадия. Ермолов потребовал дать оценку его поступку. Горцы признали, что старика никто не уполномочивал оскорблять победителей, угрожать и призывать к войне. После чего молча связали кадия и забили насмерть палками.

Неизвлеченные уроки

Несостоявшуюся христианизацию Кавказа «по Ермолову» в Петербурге после долгого раздумья решили компенсировать «правильной» исламизацией. С этой целью в Ставрополе и Нальчике создали прообраз нынешнего объединенного духовного управления мусульман Северного Кавказа. Ставка делалась на лояльного России кабардинского имама Умара Шеретлокова. В основу проекта легли предложения, разработанные адыгским князем полковником русской армии Хан-Гиреем.

На Кавказ снаряжались особые миссии, во главе которых стояли имамы и муфтии – уроженцы Поволжья.

Не раз на Кавказ снаряжались и особые миссии, во главе которых стояли имамы и муфтии – уроженцы Поволжья. Об этом, в частности, прямо просил секретарь Кабардинского временного суда Якуб Шарданов в 1840 году: «Дабы на месте и открыто в мечетях могли они уличить Шамиля и его последователей в лживом толковании Алкорана». Наиболее успешной можно назвать длившуюся более пяти лет миссионерскую поездку по горным аулам Чечни и Дагестана известного татарского богослова шейх-уль-ислама Таджетдина Мустафина, который ставил своей конечной целью встречу с Шамилем и открытый диспут с ним. Однако имам уклонился, пригрозив алиму смертью. Это лучше всего демонстрирует, кто оказался бы победителем богословского спора.

Царские власти также распространяли среди горцев духовную литературу в виде изданий Корана, прокламаций и трудов лояльных России алимов и муфтиев типа переведенного на арабский язык трактата «Нанизанные перлы увещевания народного», а также газету «Кавказ», где публиковались статьи бывших сподвижников Шамиля, развенчивавшие его образ борца за ислам.

В результате тонкое сочетание духовной и идеологической работы с военными, административными и экономическими мерами принесло победу России по замирению Кавказа.

Сочетание духовной работы с военными и экономическими мерами принесло победу России по замирению Кавказа.

К числу откровенных неудач стоит отнести арест и высылку в Россию Кунта-хаджи Кишиева, авторитетного чеченского шейха, основателя суфийского ордена зикристов, который существует до сих пор. Кишиев в противовес учению сурового Шамиля призывал чеченцев смириться с русской экспансией, признать власть царя, сохранив как главную ценность веру и сам народ. Кстати, нынешний лидер Чечни Рамзан Кадыров является приверженцем и последователем Кишиева, признавая его эвлием, то есть святым. Вот где открывается непочатый край работы для специалистов по идеологии и спецпропаганде.

Важность религиозного направления признает в конечном итоге и генерал Меликов. В одном интервью он отметил: «Только проводить силовые акции по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований недостаточно. Необходимо сочетать силовые методы с мерами невоенного характера. В частности, нужно совершенствовать работу по информационно-идеологическому противодействию. Это направление очень перспективное, хотя малоизученное и, к сожалению, недостаточно используемое при проведении контртеррористических мероприятий. Противник силен, но побеждать его можно, умело сочетая войсковые операции и меры невоенного характера».

Физическое уничтожение лидеров бандформирований не решит проблему терроризма.

Добавлю, что физическое уничтожение лидеров бандформирований не решит проблему терроризма. На смену им немедленно придут другие. Чтобы одержать убедительную победу в войне с терроризмом, надо правильно понимать замыслы и мотивацию противника. А до этого многим нашим руководителям, как показывает практика, еще далеко.

 

Роман Илющенко


vpk-news.ru