Сегодня, 10 марта, в Турции началась избирательная кампания. Напомним, что парламентские  выборы в стране, которые многие эксперты называют судьбоносными, пройдут 7 июня. В них примет участие 31 партия.

Кто победит?

 

Выборы в парламент Турции проводятся один раз в 4 года. В прошлый раз победила «Партия справедливости и развития», лидером которой является премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу.

Кто победит в этом году? Предсказать в точности невозможно. Эксперты выделяют несколько кандидатов на победу. Многие ставят на партию большинства в парламенте - «Партия справделивости и развития». Но есть у нее и два главных соперника – это оппозиционные партии – «Народно-республиканская» и «Партия национального действия». И если на выборах по совокупности первая партия проиграет последним – то, скорее всего, новые победители создадут коалиционное правительство.

Как ранее пояснил КАВПОЛИТу директор российско-турецкого научного центра, кандидат политических наук Ильшат Саетов, есть вероятность, что курдская «Демократическая партия народов» тоже преодолеет 10-процентный барьер, что всерьез повлияет на распределение голосов в парламенте. Тогда Эрдогану (президент Турции) придется в торговле с курдами идти на серьезные уступки, чтобы сохранить власть и внедрить суперпрезидентский режим заодно с федеративным устройством.

«Восточный вождь»

 

Политологи называют Эрдогана «восточным вождем» региональной державы XXI века, которому длительное время удается сохранять стратегические отношения с Западом и в то же время проводить самостоятельную политику в зоне национальных интересов. Такая национально-патриотическая риторика стала визитной карточкой Эрдогана на президентских выборах. Что же тогда нужно Западу от Турции? Прежде всего Америке выгодно использовать Турцию для эффективной борьбы с ИГИЛ.

Турецкий президент все это понимает, но всеми силами старается показать, что страна не имеет зависимости от Евросоюза. И в качестве подтверждения такой позиции, он отказался поддерживать западные санкции против России. Однако от критики России за присоединение Крыма он отказаться не смог.

В принципе понятно почему. Раньше Турция выделяла деньги на принадлежащий экс-главе крымско-татарского меджлиса Мустафе Фонд «Крым», а за это турецкие компании получали подряды на строительство так называемых объектов «для обустройства депортированных». И когда имущество фонда «Крым» было арестовано, а экс-глава меджлиса оказался вне распределения финансовых потоков, гарантировать турецким «спонсорам» получения строительных подрядов, больше никто не смог. В дальнейшем Турция начала медленно, но верно терять свой статус крымско-татарского «покровителя».

Российско-Турецкие отношения

 

Что же касается отношений России и Турции, то эти отношения имеют многовековую историю. Сегодня Россия является главным стратегическим партнером Турции.

Как ранее пояснил бывший чрезвычайный и полномочный посол Турции в России Айдын Сезгин, именно на нее, а не на европейские страны, Турция ориентируется, стремясь стать лидером ближневосточного региона.

И на данном этапе в отношениях двух стран отмечается небывалый подъем. В первую очередь, это связано с активным сотрудничеством двух стран в газовой сфере. Турция зависима от российского газа.

Напомним, что в 2013 году Газпром экспортировал в Турцию 26,6 млрд кубометров газа. Поставки российского газа в Турцию осуществлялись по газопроводу «Голубой поток» и Трансбалканскому газопроводу. А совсем недавно российский президент Владимир Путин решил и вовсе повернуть «Южный поток» в сторону Турции.

Бесспорно, экономические отношения двух стран сегодня находятся на пике активности. Однако политическая сторона отношений развивается несколько хуже. Россия и Турция так и не могли достигнуть договоренностей по ряду проблем, связанных с Сирией, Кипром и Нагорным Карабахом. Все эти вопросы еще только предстоит обсуждать.

Турецкие инвестиции в российскую экономику насчитывают порядка 7 млрд долларов.

Кроме того, в числе нерешенных вопросов остается проблема Черноморского флота, а также проблема «закрытости» для ВМФ РФ Черноморских проливов. Кстати, несмотря на положения Конвенции Монтре о статусе проливов от 1936 года, Турция позволила кораблям НАТО войти в Черное море. Стоит ли напоминать, с  каким недовольством российская сторона восприняла это нарушение? Думаем и так понятно.

  Алиса Ермакова