Юрий КнутовПрошедшие более полувека с момента, когда 1 мая 1960 г. под Свердловском (ныне Екатеринбург) бесславно завершился полет американского самолета-шпиона U-2 с пилотом Фрэнсисом Гэри Пауэрсом, не внесли окончательной ясности в эту историю. Причем такая ситуация характерна для США и России (бывшего СССР), которые непосредственно участвовали в ней. Однако причины продолжающейся «борьбы мнений» весьма отличаются друг от друга. На основе недавно рассекреченных в США документов военный историк и директор Музея войск ПВО Юрий Кнутов считает, что в основе неутихающих споров лежат события нашего времени. Ниже вниманию читателей предлагаются выводы и мнение автора, основанные на фактах, которые подтверждаются историческими документами.

U-2C. Фото: blueribbonlessons.comСамолеты-шпионы Lockheed U-2 (программа spy plane – самолет-шпион) с 1956 г. по 1 мая 1960 г. совершили 24 разведывательных полета над территорией СССР и сфотографировали 15% советской территории. Френсис Пауэрс на U-2 имел самый большой налет и 27 раз вторгался в воздушное пространство других стран, в том числе, 6 раз СССР. Маршрут самолета-шпиона (программа «Перелет») пролегал над ракетным полигоном Тюратам (Байконур), Челябинском, южнее Свердловска (г. Кыштым, завод «Маяк»), северо-западнее Кирова, через Плесецк и Северодвинск, северо-западнее Кандалакши, на север к Мурманску с посадкой в Будё (Норвегия). Полет U-2С проходил на высоте 20 км в обход известных позиций зенитного ракетного дивизиона (зрдн) С-75. Самолет был оснащен аппаратурой регистрации радио – и радиолокационного излучения, выдвижной фотокамерой, комплексом постановки помех радиолокационным прицелам советских истребителей и ракетам «воздух-воздух». Конструкция и специальное покрытие снижали радиолокационную заметность самолета-шпиона.

 Авиаконструктор К. Джонсон и Г. Пауэрс на фоне U-2. Фото: nrojr.govПауэрс получил часто ломавшийся самолет, вылет которого из-за плохой погоды над северными районами СССР неоднократно переносили с 28 апреля на 1 мая 1960 г. В полете южнее Челябинска из строя вышел автопилот, машина потеряла устойчивость и Пауэрс продолжил выполнение задания в ручном режиме по радиокомпасу. По официальной версии – самолет-шпион U-2 в районе Свердловска (Екатеринбурга) вошел в зону поражения 2 зрдн (57 зенитная ракетная бригада – зрбр) под командованием майора Воронова и был сбит.

После полутора лет заключения Пауэрс в обмен на советского разведчика Рудольфа Абеля был освобожден и в марте 1962 г. дал показания в сенатском комитете по вооруженным силам. На двух деревянных моделях U-2, одна из которых имела съемные крылья и хвост, он продемонстрировал процесс разрушения самолета после подрыва ракеты. Пауэрс был оправдан, но большинство американцев считали летчика предателем, который не взорвал U-2 и не покончил с собой с помощью яда.
В 1998 г. ЦРУ рассекретило ряд документов о полете шпиона, а в 2006 г. Россия передала США копии документов о процессе над Пауэрсом. В Лэнгли поняли, что Пауэрс скрыл от КГБ систему связи со своей базой, имена руководителей и другую важную информацию, а раскрыл несекретные с точки зрения разведки США детали.

Пауэрс на слушаниях в сенате. Фото: young.rzd.ruАжиотаж вокруг полета Пауэрса поднялся в 2012 г. в связи с планами Пентагона отказаться от использования U-2 в пользу беспилотного стратегического разведчика RQ-4 Global Hock (мод. Block 30) компании Northrop Grumman. Это грозило корпорации Lockheed Martin многомиллионными убытками и для сохранения U-2 в строю еще на 10-20 лет нужны были веские аргументы. Но к тому времени один такой самолет был сбит 27.10.1962 г. над Кубой советскими ракетчиками, а над Китаем, по данным США, с 1959 г. по 1972 г. из 15 U-2 по разным причинам было потеряно 11 машин. Поэтому материалы с возрожденной версией о том, что U-2 не был сбит под Свердловском, а упал из-за технической неисправности, оказались весьма кстати. Как вывод – U-2S в своей новейшей модификации является замечательным самолетом и может использоваться еще два десятка лет для полетов над странами со слабой ПВО. Затея Lockheed Martin удалась и высотные стратегические разведчики U-2S в количестве 32 единиц из-за «высокой стоимости обслуживания» RQ-4 Global Hock остались в строю до 2024 г.

 

С-75 Десна. Фото armyman.infoОдновременно с США, интерес к инциденту с Пауэрсом снова возник и в России. Однако если американцам было важно знать, «виновен или нет», наши исследователи задались вопросом «кто именно сбил самолет Пауэрса»?
 В газете «Военно-промышленный курьер» (ВПК, №1 от 8.01.2013 г.) в статьях Б.К. Самойлова («Так кто же сбил Фрэнсиса Пауэрса?») и П. Старуна («Заметки очевидца») авторы пытаются убедить читателей в том, что U-2 был поражен ракетой 5-го зрдн (37 зрбр) подполковника И.И. Новикова. Но кроме Б.К. Самойлова и П. Старуна живы и другие очевидцы, которые лично видели уничтожение U-2. А военнослужащим 2-го зрдн (57 зрбр) майора Воронова обидно в преклонном возрасте читать статьи о том, что они незаслуженно носят свои награды. Я также не нашел ответа в этих статьях на главный вопрос – каким образом ЗРК С-75 «Десна» подполковника Новикова смог уничтожить американский самолет-шпион?

В конце 2010 г. в электронных и печатных СМИ (ВПК №4 от 1.02.2012 г.) Б.К. Самойлов опубликовал статьи со схемами. На них изображено, как ракета 13Д дивизиона Новикова на дальности около 60 км сбивает U-2. Как специалист хочу пояснить читателям, что дальняя граница зоны поражения ЗРК С-75 «Десна» при стрельбе по цели на высоте 20 км составляет 29 км (горизонтальная дальность – 21 км). По Самойлову получается, что ракета В-750 (она же 11Д и с небольшими изменениями 13Д) не самоликвидировалась на 60-й секунде после старта, без топлива и воздуха пролетела еще около 40 км и уничтожила самолет-шпион вблизи позиций 2-го зрдн (57 зрбр) майора Воронова в районе ст. Косулино. Утверждаю – ракета 13Д сбить цель на дальности около 60 км не может!

Обломки U-2 в зале Центрального музея Вооруженных Сил. Фото автораПо другой версии, основанной на публикации С.Б. Селина «Нарушитель уничтожен. Но, как и кем?» (ВПК №11 за 21.03.2012 г., №13 за 4.04.2012 г), самолет U-2 был сбит ракетой зрдн подполковника Новикова. Для правильного понимания событий следует отметить, что расстояние между дивизионами Воронова и Новикова по карте составляет 67,5 км. При этом места падения обломков U-2 и приземления Пауэрса находятся в 60-80 км от зрдн Новикова и вблизи зрдн Воронова.

По мнению оппонентов официальной версии уничтожения U-2, после поражения ракетой дивизиона Новикова на дальности 26-28 км (горизонтальная 16,5-19,6 км) самолет развалился. При этом его обломки странным образом пролетели еще более 40 км (хвостовое оперение около 60 км) и в форме разрушившегося самолета улеглись в районе ст. Косулино почему-то не с запада на восток, а с севера на юг (схема падения обломков показана в статье Б.К. Самойлова «Загадка Первомая 1960 года», ВПК №4 от 1.02.2012 г.). Остатки корпуса ракеты 13Д дивизиона Новикова так же успешно преодолели около 50 км и рухнули вблизи дивизиона Воронова. Но при этом оппоненты умалчивают, что сам Пауэрс на парашюте приземлился не в зоне поражения дивизиона Новикова, где его будто бы сбили, а неподалеку от позиций 2-го зрдн Воронова. Возникает правомочный вопрос, неужели Пауэрс пролетел подобно двигателю около 40 км и вдруг раскрыл парашют для приземления на колхозном поле неподалеку от ст. Косулино?

Описание РВ Шмель. Фото автора.Главным аргументом в пользу своих версий Б.К. Самойлов, С.Б. Селин и П. Старун считают выдачу команды К-3. В учебном пособии «Ракетная техника ЗРВ» 1963 г. сказано, что «Радиолокационный взрыватель «Шмель» предназначен для подрыва боевой части ракеты у цели при пролете ракеты относительно цели до 60 метров, углах встречи  от 60º до 180º и относительных скоростях 600-1500 м/сек». При этом «полное включение радиовзрывателя осуществляется по команде дальнего взведения К3 (за 300-400 м до цели), подаваемой с земли по линии радиоуправления ракетой, при исполнении которой снимается третья ступень предохранения». В случае пролета ракеты мимо цели на «расстоянии, превышающем предельную дальность действия радиовзрывателя (60 м), происходит самоликвидация ракеты в воздухе с помощью часовых механизмов…» через 60 с + 3 с после старта. После самоликвидации ракеты ее фрагменты создают засветку на индикаторах СНР и неопытный боевой расчет может принять их за уничтоженную цель. Подобных случаев было немало в начальный период войны во Вьетнаме.

Во второй половине 2012 г. появилась третья версия поражения самолета U-2 дивизионом Новикова, основанная на докладе АНБ. В рассекреченном сообщении предателя Пеньковского сказано, что ни одна из советских ракет не могла достать самолет-шпион. Его хвостовое оперение и крылья могли быть повреждены взрывной волной при самоликвидации одной из ракет, а Пауэрс от резкого толчка получить сотрясение мозга. Возможно, эта история была придумана в ЦРУ для оправдания провала операции «Grand Slam» и «неадекватных» действий летчика. В этом же сообщении отмечается, что если бы U-2 пролетел на 1-1,5 км правее, то ракета самолет не задела бы вообще, что соответствует действительности.

Су-9. Фото: mexan1k.infoВ 1998 г. историки Центра по изучению разведки при ЦРУ Грегори У. Педлоу (Gregory W. Pedlow) и Дональд Е. Уельценбах (Donald E. Welzenbach) выпустили книгу «ЦРУ и U-2 программа, 1954-1974», ранее имевшую гриф «для служебного пользования». Первоначально в Лэнгли полагали, что самолет снизился из-за ошибки пилота или неисправности, поэтому при взрыве ракеты хвостовое оперение было повреждено. По возвращению в США Пауэрс прошел многочасовые осмотры врачей, беседы с коллегами, допросы агентов ЦРУ и добровольную проверку на полиграфе. На основе этой информации и фотографий частей сбитого самолета, сделанных на выставке в Москве, авиаконструктор U-2 Келли Джонсон признал показания Пауэрса заслуживающими доверия. Он высказал мысль о падении U-2 из-за спутной струи от пролетевшего вблизи от него советского МиГ-19 (на самом деле Су-9). Подобный случай произошел над ФРГ в сентябре 1956 г., когда два канадских истребителя таким образом разрушили хрупкий U-2.

АНБ не согласилось с ЦРУ. Прослушивая переговоры советских военных диспетчеров оно сделало вывод о том, что U-2 в районе Свердловска вначале снизился, затем резко повернул обратно и после этого упал юго-западнее города. Эти и другие сведения в совокупности со схемой С.Б. Селина были использованы оппонентами официальной версии уничтожения U-2. По их мнению, после взрыва ракеты дивизиона Новикова самолет со снижением пролетел более 40 км, разрушился от перегрузок и упал неподалеку от дивизиона Воронова.

Обломки U-2 в зале Центрального музея Вооруженных Сил. Фото автораПодобное утверждение выглядит правдоподобно, но неубедительно, так как возникает законный вопрос по поводу обломков U-2. Любой человек в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве может увидеть отдельные части самолета-шпиона, похожие на ситечко для чая, которые по соображениям секретности не были показаны на столичной выставке в мае 1960 г. На первых ракетах ЗРК С-75 применялась боевая часть осколочно-направленного действия массой 190 кг с углом разлета 90-95% ее осколков в пределах 10-11 градусов. Это и объясняет отсутствие пробоин на большей части фюзеляжа и крыльев сбитого самолета-разведчика. О разрушении U-2 сразу после подрыва БЧ ЗУР говорят и рассекреченные в 2002 г. документы ЦРУ о допросе 13.02.1962 г. Пауэрса.

По словам летчика, в полете, кроме выключенного автопилота, все работало хорошо. По его ощущениям взрыв был сзади и правее кабины. После попыток выровнять машину Пауэрс понял, что нет управления хвостовым оперением и оторван хвост. Падение самолета с сильным вращением говорило об отсутствии крыльев, сложившихся и оторвавшихся под натиском потока воздуха. Пауэрс повис на ремнях головой вниз и не мог катапультироваться. На высоте 10000 м он открыл фонарь кабины, но из-за перегрузок не смог включить механизм подрыва самолета. На 5000 м Пауэрс оборвал кислородный шланг, отделился от самолета и начал спуск на автоматически открывшемся парашюте.

По словам пилота, длительного выравнивания и последующего полета самолета не было, а на высоте 20 км U-2 развалился и сразу стал падать вниз. Спускаясь на парашюте, Пауэрс увидел большой фрагмент самолета, который плыл в воздухе, словно лист дерева. По данным компании-разработчика Lockheed Skunk Works (секретный филиал Lockheed), ранние модели U-2 имели плохую устойчивость и на высоте 20 км при снижении скорости на 19 км/час относительно крейсерской самолет начинал сваливаться. Подрыв БЧ ЗУР возле хвоста стал причиной поражения U-2 осколками и взрывной волной. Самолет вошел в плоский штопор, развернулся на 180 град. и разрушился при падении.

Большой интерес представляет статья к 50-летию полета Пауэрса в английской газете «The Times» от 1 мая 2010 г. Ведущий в мире специалист по истории АНБ и эксперт по национальной безопасности США Мэтью Эид (Matthew Aid) сообщил, что американская радиоэлектронная разведка, докладывая правительству США и ЦРУ о судьбе самолета Пауэрса, ошиблась. Поэтому многое из того, что пилот U-2 говорил на допросах в Лэнгли, считали дезинформацией, которую КГБ внушило Пауэрсу под гипнозом либо с помощью психотропных средств. Реально же, по словам Мэтью Эида, АНБ не разобралось в ситуации и приняло за U-2 сбитый ракетами С-75 истребитель МиГ-19 старшего лейтенанта Сафронова, который упал в районе Дегтярска, юго-западнее Свердловска. Вашингтон фактически признал вину АНБ и «за исключительную лояльность» 15 июня 2012 г. посмертно наградил Ф.Г. Пауэрса третьей по значимости в США медалью – Серебряная Звезда, которую вручили внуку и внучке американского летчика.

После публикаций оппонентов я вернулся к официальной версии событий, опубликованной в статье «Разгадка загадки Первомая 1960 года»(«ВПК» №17 от 02.05.2012 г. и №18 от 09.05.2012 г.). Б.К. Самойлов, служивший в 5 зрдн (37 зрбр) техником-лейтенантом, в статье «Загадка Первомая 1960 года» (ВПК №4 от 1.02. и №5 от 8.02.2012 г.) сообщил, что на РЛС П-12 не была проверена новая аппаратура опознавания НРЗ-10 («свой-чужой»). Он также отмечает, что данные целеуказания, которые поступали из штаба 37 зрбр командиру 5 зрдн Новикову, отличались от данных дивизионной РЛС П-12. Новиков сомневался в работе НРЗ и несколько раз уточнял координаты U-2, который уже стал удаляться от дивизиона. Командир 37 бригады подтвердил решение на обстрел цели.

Схема полета Су-9 и U-2 (калька с проводкой РТВ). Рис.: Андрей Романюк.Тогда же в воздухе находился и советский перехватчик Су-9 капитана И.А. Ментюкова, поднятый по личному указанию генерал-полковника Е.Я. Савицкого для тарана самолета-шпиона. На схеме с проводкой РТВ видно, что трассы U-2 и Су-9 пересекались. С учетом отсутствия в 5 зрдн (37 зрбр) исправной аппаратуры опознавания целей «свой-чужой» можно уверенно говорить, что по целеуказанию своей РЛС П-12 боевой расчет подполковника Новикова ошибочно сопровождал самолет Су-9 капитана Ментюкова.

Это же подтверждает и рассказ самого И.А. Ментюкова. По его словам, не продуманные команды с земли и нервозная обстановка привели к потере скорости самолета, сваливанию Су-9 до высоты 15 км, действиям по выходу из зоны огня ЗРВ и повторному заходу на таран. Летчик говорит также о вспышках впереди (от факела стартовавшей ракеты) и справа (от взрыва самоликвидировавшейся ЗУР) по курсу самолета. При развороте над зоной поражения 5 зрдн Новикова Су-9 был «потерян» нашими РЛС (красным пунктиром показан возможный маршрут Су-9 на схеме проводки РТВ). Затем Ментюков получил приказ из-за нехватки топлива сесть на аэродроме Кольцово.

Но самую подробную информацию об обстреле Су-9 дал подполковник В.Н. Самсонов в воспоминаниях «Кто сбил Пауэрса», опубликованных в 2004 г. В тот день Самсонов находился на командном пункте 4-й отдельной армии ПВО. По его словам командир корпуса полковник Савинов не знал о своих самолетах в воздухе и был убежден в поражении U-2 дивизионом Новикова. После нанесения на крупномасштабной карте мест дислокации ракетных дивизионов, падения остатков ракет и трасс полета своих истребителей Савинов признал ошибку. По воспоминаниям В.Н. Самсонова, самолет Ментюкова вовремя вышел из зоны обстрела, а ракета самоликвидировалась. Другой причиной обстрела Су-9 могла быть и неправильная установка на самолете кодов опознавания. В результате на экранах советских РЛС он отображался как самолет противника.

Пуск ЗРК С-75 Двина. Фото: pvo.guns.ruПо найденным заводским номерам обломков ракет было документально установлено, что самолет U-2 был сбит ракетой 11Д ЗРК СА-75 «Двина», находившейся на вооружении 2 зрдн (57 зрбр) майора Воронова. А 5 зрдн (37 зрбр) подполковника Новикова, вооруженный ЗРК С-75 «Десна» с ракетой 13Д, обстрелял свой самолет Су-9. С этим же связано негативное отношение госкомиссии и к 37 зрбр, в которой4 зрдн (ст. Кыштым) не смог обстрелять U-2 из-за неисправности СНР, а 6 зрдн (с. Щелкун) не выполнил боевую задачу из-за сгоревшего предохранителя на станции.

Случаев «дружественного» обстрела самолетов своими ЗУР известно немало. Так, дивизион майора А. Шугаева вместо U-2 сбил истребитель МиГ-19, который не отвечал на запрос «свой-чужой». В арабо-израильской войне (октябрь 1973 г.) египтяне сбили 32 своих самолета и 26 вертолетов, а сирийская ПВО - 12 своих самолетов и 13 самолетов союзников (иракцев). Отмечены случаи уничтожения своих самолетов войсками НАТО в Югославии и в Ираке.

С чем же связан запрет на правдивое освещение событий вокруг поражения самолета-шпиона U-2? Хорошо известно, что Н.С. Хрущев был одержим ракетами и ему не понравилась бы, что при уничтожении одного самолета-шпиона обстреляли два своих истребителя, один из которых был сбит. Узнай Хрущев правду, серьезные взыскания получили бы многие командиры вплоть до главного командования Войск ПВО страны.

В конце доклада маршала С.С. Бирюзова министру обороны маршалу Р.Я. Малиновскому сказано: «Как я доложил Вам, противник был уничтожен ракетными дивизионами 57-й зенитной ракетной бригады». Таким образом, 2 мая 1960 г. в Москву поступили доклады о поражении самолета-шпиона дивизионами майора Воронова и капитана Шелудько, а также об обстреле U-2 дивизионом подполковника Новикова за пределами дальней границы зоны поражения. Позднее о стрельбе 5 зрдн 37 зрбр по Су-9 не говорили уже с целью недопущения дискредитации Войск ПВО страны.

Моя статья может вызвать негативную реакцию у сторонников уничтожения U-2 дивизионом подполковника Новикова. Поэтому я готов к дальнейшей дискуссии при условии честности в публикациях и технически грамотных ответов на ряд принципиальных вопросов. Уверен, что при соблюдении двух этих условий оппонентам придется признать, что U-2 был сбит дивизионом майора Воронова.

Юрий Кнутов