Особый интерес в истории нашей страны представляют проекты и научные разработки, некоторые из которых до настоящего времени находятся под грифом «Совершенно секретно». Перед советскими космическими кораблями стояла задача не только освоения глубин космоса, но и сражаться с вероятным противником в орбитальном и суборбитальном пространстве. И в СССР разрабатывались такие проекты.

Эти проекты во многом опередили свое время, но до их реализации дело не дошло. Документы из рассекреченных архивов позволяют нам по достоинству оценить смелость и оригинальность отечественной конструкторской мысли. В начале 60 гг. большая работа по темам «Ракетопланы» и «Космопланы» была проведена в Объединенном конструкторском бюро 52 (ныне ФГУП «НПО Машиностроения»), которое основал и возглавлял в то время выдающийся советский конструктор В.Н. Челомей.

 Справка

В.Н. ЧеломейВладимир Николаевич Челомей – ученый и советский конструктор ракетно-космических систем в области механики и процессов управления, академик АН СССР, дважды Герой Социалистического Труда. Лауреат Ленинской премии (1959) и трёх Государственных премий (1967, 1974, 1982). В.Н. Челомей родился 30 июня 1914 г. в семье учителей народной школы губернского г. Седльце Привислинского края Российской империи (ныне Польша). В 1937 г. окончил Киевский авиационный институт и там же остался работать преподавателем. В 1941 г. начал работать в Центральном институте авиационного моторостроения (ЦИАМ) в Москве, а с 1944 г. возглавил Объединенное конструкторское бюро 52 (ныне «НПО Машиностроения», г. Реутов Московская обл.). В 1952 г. стал профессором МГТУ им. Баумана, а в 1962 г. – академиком АН СССР. С 1974 г. – депутат Верховного Совета СССР. Академик Челомей участвовал в создании ряда двигателей и др. важнейших объектов ракетной, космической и авиационной техники. Под его руководством были разработаны ракеты-носители «Протон», искусственные спутники Земли «Протон» и «Полёт», орбитальные станции серии «Алмаз», пилотируемый корабль ТКС и др. В.Н. Челомей – один из ключевых создателей советского «ядерного щита». Основные научные труды связаны с вопросами конструкции и динамики машин, теории колебаний, динамической устойчивости упругих систем, теории сервомеханизмов.

 

В эскизном проекте, хранящемся в архиве ОКБ-52, под ракетопланом «понимается космический летательный аппарат многоразового применения, способный совершать полеты в космическом пространстве, могущий достигать орбитальных I и II космических скоростей полета, использующий для управления траекторией полета как газодинамические, так и аэродинамические силы и способный совершить значительные маневры в космосе и атмосфере и производить посадку в заданной точке земной поверхности».

Проектируемые ракетопланы делились на две группы: военные (высокоорбитальные и низкоорбитальные) и научно-исследовательские.

Высокоорбитальные ракетопланы предназначались для действий на орбитах с высотами 150-5000 км и перехвата, опознавания и уничтожения космических целей (спутников и военных станций), поражения стратегически важных наземных и морских целей, ведения оперативной и стратегической разведки из космоса и организации системы раннего оповещения ПРО страны о старте баллистических ракет противника.

Низкоорбитальные ракетопланы предполагалось использовать на высотах 50–80 км, где при гиперзвуковых скоростях полета еще возможно эффективное использование аэродинамических сил для управления полетом. По замыслу конструкторов высокая скорость и возможность широкого маневра орбитами делали низкоорбитальный ракетоплан малоуязвимым от средств противоракетной обороны. Эти аппараты предназначались для использования в качестве бомбардировщиков, разведчиков и специальных транспортных средств.

Военные ракетопланы проектировались в пилотируемом и беспилотном вариантах. Научно-исследовательские ракетопланы (космопланы) рассматривались как часть пилотируемых комплексов для облета Луны и Марса, а также орбитальных астрофизических исследований. В виде космоплана был выполнен лишь спускаемый аппарат. Конструктивно ракетопланы подразделялись на три основные группы по аэродинамическим качествам.

Аппарат с низким аэродинамическим качеством (0,15-0,30, «капсула») имел форму конуса с сильно затупленным носом. Он не мог маневрировать в атмосфере, что исключало выбор места посадки и не гарантировало безопасного приземления. Поэтому развитием ракетопланов этого типа стала комбинированная схема (Р-2). Форму с низким качеством образовывал термозащитный кожух, в который помещался крылатый аппарат со сложенными крыльями. После прохождения основных тепловых потоков кожух отстреливался, а крылатый аппарат с летчиком-космонавтом на борту осуществлял маневр и посадку по самолетному типу.

Ракетоплан системы «конус».Ракетоплан со средним аэродинамическим качеством (0,8-1,5) был спроектирован в форме слабо затупленного конуса с хвостовыми стреловидными рулями. Рули служили органами балансировки, управления и увеличивали устойчивость аппарата.

Пилотируемый орбитальный истребитель спутников включал возвращаемый на землю планирующий аппарат системы «конус» и сбрасываемый боевой отсек. Корпус планирующей части состоял из носового, кабины и рулевого герметичного отсека. Истребитель массой 14 т предполагалось выводить на орбиту ракетой УР-500 на высоту до 3000 км. Приборный отсек служил для размещения аппаратуры управления и источников питания. В кабине размещались двухканальная оптическая система селекции цели и ориентации, пульт управления, система питания летчика-космонавта, радиотелефонная линия «Заря» и телевизионная камера.

Два боковых иллюминатора обеспечивали визуальный обзор космического пространства, а люк – посадку летчика-космонавта. В боевом отсеке размещались 12 снарядов «космос-космос», двигательная установка с системами жесткой и мягкой стабилизации, антенна и аппаратура РЛС. Посадка осуществлялась с использованием парашюта. Наведение снарядов «космос-космос» на цель осуществлялось пилотом с помощью специальной оптической системы, позволявшей смотреть «за спину».

Ракетоплан системы «кожух».Ракетоплан с высоким аэродинамическим качеством (1,8-2,5) проектировался с учетом того, что достижение гиперзвуковых скоростях возможно только на аппарате крылатой схемы. Главной проблемой была теплозащита, так как тонкие профили крыльев и заостренный нос могли прогореть в плотных слоях атмосферы. По крылатой модели также были сделаны эскизы суборбитальных систем. Ракетопланы с высоким качеством задумывались как космические бомбардировщики, истребители спутников, разведчики и возвращаемые космические станции. Посадку крылатый ракетоплан должен был осуществлять по самолетному типу. 

Ракетоплан-истребитель системы «кожух» выполнен по комбинированной технологии с термозащитным корпусом в форме «капсулы», в котором размещается крылатый спускаемый аппарат. Он предназначался для действий на высотах 300-1900 км при стартовой массе 1200 кг с 8 снарядами «космос-космос». Вывод на орбиту предполагалось осуществлять ракетой УР-500. Перед спуском с орбиты боевая часть отделялась, после прохождения основных тепловых потоков отстреливался теплозащитный кожух, и аппарат с космонавтом на борту совершал посадку по самолетному типу.

Суборбитальные ракетопланы.

Один из ведущих сотрудников ОКБ-52 В.А. Поляченко в своей книге вспоминает, что термин «ракетоплан» впервые появился в перечне проектов в июле 1959 г. Речь шла об аппарате с жидкостно-реактивным двигателем, выводимом на орбиту четырехступенчатой системой. В том же году в качестве полезной нагрузки для разрабатываемых баллистических ракет стартовой массой от 150 до 1500 т рассматривались крылатый ракетоплан, крылатая боеголовка с самонаведением на конечном этапе полета и космоплан для полета к планетам.

10 мая 1960 г. представители ОКБ-52 во главе с В.Н. Челомеем были вызваны в Кремль для доклада. На докладе присутствовали Н.С. Хрущев, курировавший оборонную промышленность Л.И. Брежнев, министр обороны СССР Р.Я. Малиновский, председатель военно-промышленной комиссии Д.Ф. Устинов. Предложения ОКБ-52 по созданию межпланетных и околоземных космических аппаратов и разгонных ракет для них изложил В.Н. Челомей. Они включали в себя разработку возвращаемого космоплана для полета к Марсу и Венере, который мог бы совершить посадку в заданной точке Земли, а также создание пилотируемых и беспилотных ракетопланов для околоземных полетов. Через 11 дней доклад был представлен на заседании Научно-технического совета Госкомитета Совмина СССР по авиационной технике, где присутствовали ведущие советские авиаконструкторы Туполев, Мясищев, Микоян, Люлька и др. А уже 23 июня вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР с поручением ОКБ-52 разрабатывать космические аппараты на основе изложенных предложений.

Орбитальная пилотируемая станция военного назначения «Алмаз».Необходимость спуска с орбиты на крыле стала предметом серьезных дискуссий в инженерно-конструкторской среде. В то время как В.Н. Челомей считал, что за крылатыми спускаемыми аппаратами будущее, представители других КБ и институтов проявляли в данном вопросе большую осторожность. Королев признавал, что спускаемый аппарат, построенный по крылатой схеме, может быть незаменимым, например, при посадке на Марс. Но если речь идет об околоземных полетах, то «дорого таскать крылья в космос».

В начале 1960 гг. разработки ОКБ-52 значительно опережали свое время и не могли быть реализованы на основе тогдашних технологий. 21 марта 1963 г. ОКБ-52 произвело испытание изделия М-12, представлявшего собой конус с хвостовыми рулями.
Ракета-носитель «Протон».В ходе испытаний аппарат разрушился. Одна из вероятных причин неудачи – полное сгорание рулей в плотных слоях атмосферы.

К середине 1960 гг. тема космопланов и ракетопланов была фактически закрыта, что не дает оснований считать ее «тупиковой ветвью». Проведенные расчеты в области аэро- и термодинамики стали для ОКБ-52 закономерным этапом на пути к созданию аппаратов, которые реально работали на орбите. Это орбитальная пилотируемая станция военного назначения «Алмаз» – прародитель советских орбитальных станций.

Работы над ракетой-носителем для ракетопланов привели к созданию мощной УР-500, более известной как «Протон» и до настоящего Развитие ракеты-носителя «Протон».
времени используемой в российской и мировой космонавтике. К теме крылатого спуска ОКБ-52 вернулось в 1970 гг., приступив к проектированию ЛКС (легкого космического самолета), фактически двухместного «шаттла». Но советское руководство сделало выбор в пользу тяжелого и вместительного «Бурана».

 

Продолжение следует

 

Использованные источники:

1. Журнал «Альтернативная история»:

http://alternathistory.org.ua/orbitalnye-istrebiteli-proekty-sssr-50-60-g

2. Сайт «Биографические данные о Владимире Николаевиче Челомее»:

http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=12733

 

Материал подготовил Влад Захаров

 

 Нереализованные проекты: орбитальные истребители СССР. Часть II.

Орбитальные истребители СССР на базе космического корабля «Союз». Проекты начала 70-х годов.