Тайна дня рождения

Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин родился 135 лет назад – 6 (18) декабря 1878 года. Эта подлинная дата появления его на свет была установлена сравнительно недавно. Официально день его рождения отмечается 21 декабря, и считается, что он родился в 1879 году.

Так случилось сначала в результате ошибки, которую сам же Сталин сумел использовать к своей пользе и политическому успеху. В этом он весь – предельно прагматичный, рациональный, ничего не предпринимавший без тщательного расчета.

«Омоложение» Сталина на год произошло по той простой причине, что 1928 год, когда вождю реально исполнилось 50 лет, прошел в борьбе с группировкой Бухарина-Рыкова-Томского. В 1929-м он их окончательно разгромил, добился практически полной единоличной власти. И тогда решил, что неплохо было бы ознаменовать и закрепить этот успех при помощи всенародного празднования юбилея генерального секретаря.

В бумагах секретаря Сталина Ивана Товстухи, который не отличался особой хронологической аккуратностью, нашлась ошибочная запись, что Сталин якобы родился 21 декабря 1879 года. Так и постановили. Дальше так и пошло, ведь товарищ Сталин не мог ошибаться.

Так что и тут все дело было в сугубом расчете, когда ради сегодняшней выгоды можно бестрепетно изменить прошлое и переписать историю.

 

Неисправимая ошибка Гитлера

Между тем, при всем своем прагматизме и рационализме, товарищ Сталин допускал ошибки. В том числе, ставящие под угрозу само существование возглавляемого им государства. Так, например, он грубо ошибся в оценке фигуры и перспектив политики Гитлера перед 1941 годом.

Сталин, что называется, мерил фюрера по себе. Считал его таким же прагматичным и рациональным. И так как, по расчетам Сталина, Гитлер к июню 1941 года был не готов к большой войне (а Германия в военно-техническом отношении и вправду была не готова), но он, значит, и не нападет на СССР.

Однако Гитлер «не оправдал» связанных с ним расчетов. Он оказался совсем другим – нервным, импульсивным и скорее иррациональным в своих действиях. Решился внезапно начать войну в расчете на блицкриг и растерянность противника. В первые месяцы Великой Отечественной могло показаться, что фюрер преуспел…

Но уже зимой 1941 года стало ясно, что прав был Сталин. Генри Киссинджер, госсекретарь США при президенте Никсоне, а также крупнейший американский политолог, так афористично написал об этом в своем фундаментальном труде «Дипломатия», в котором осмыслял политическую историю Нового и Новейшего времени:

 «Сталин делал ставку на рационализм Гитлера – и проиграл. Гитлер делал ставку на быстрое поражение Сталина – и проиграл. Но если ошибку Сталина можно было исправить, то ошибку Гитлера – никаким образом».

 

В компании с Бисмарком и Ришелье

Тот же Киссинджер, которого невозможно заподозрить в симпатиях к кому-либо из советских лидеров, включил Сталина в своеобразную Большую Тройку величайших дипломатов и наиболее гибких и хитрых государственных деятелей, куда, по мысли американского политика, входят еще кардинал Ришелье и канцлер Отто фон Бисмарк:

«Сталин в международных отношениях он был реалистом в высшей степени, терпеливым, проницательным и неумолимым, кардиналом Ришелье своей эпохи. Будучи сам крупным идеологом, он ставил идеологию на службу Realpolitik - Реальной политике. Тот же Ришелье и Бисмарк прекрасно поняли бы суть его стратегии».

И еще одна цитата из той же книги «Дипломатия», кстати, достойной всяческого внимания и подробного изучения:

«Как ни один из лидеров демократических стран, Сталин был готов в любую минуту заняться скрупулезным изучением соотношения сил. И именно в силу своей убежденности, что он - носитель исторической правды, отражением которой служит его идеология, он твердо и решительно отстаивал советские национальные интересы, не отягощая себя бременем лицемерной, как он считал, морали или личными привязанностями»

Генри Киссинджер, правда, совершал одну ошибку в оценке Сталина, так как опять-таки меряет его по себе. Госсекретарь как типичный представитель политической элиты США сам насквозь идеологизирован (верит в перманентную борьбу за «свободу и демократию») и полагает, будто другие политики тоже руководствуются идеологическими мотивами.

 

Власть и государство

Но у Сталина, на самом деле, не было собственной идеологии. Он не хотел переделывать человечество и создавать новый мир. Он, конечно, использовал звонкую марксистскую фразу и отдельные цитаты из Владимира Ленина как инструмент для достижения и максимального укрепления собственной власти.

Чем, собственно, прежде всего, и занимался – укреплением власти. Как это делали десятки тиранов и деспотов подобного типа. И десятки политических деятелей и государственных руководителей из так называемых «демократических стран». Причем каждый действует так, как ему позволяет политическая система и народонаселение их стран.

Случай Сталина – вовсе не уникальный. Другое дело, что его безудержная целеустремленность сначала к тому, чтобы взять власть, а затем – сохранить ее, естественно логическим образом вела к необходимости сохранить и укрепить само государство. В том числе, да и прежде всего – в его, государства, минуты роковые.

Таким образом, в годы Великой Отечественной войны полностью совпали не просто интересы, но даже импульсы, инстинкты самосохранения вождя и миллионов советских граждан. За счет чего, наверное, выстояли.

Сегодня даже простую констатацию факта, что победа в Великой Отечественной войне была одержана под руководством Верховного главнокомандующего, безумные, оголтелые  либералы расценивают как «восхваление Сталина». А от простого вопроса: «смогла ли бы страна одержать Победу 1945 года, если бы не было Сталина?», либералы падают в обморок.

История не знает сослагательного наклонения, и такой вопрос задавать - абсолютно бессмысленно. Равно как и беспочвенные разглагольствования о том, что Победа, дескать, была одержана неким абстрактным «народом» и не благодаря, а «вопреки» Сталину.

Нет в этом никакого смысла. Иосиф Виссарионович был, безусловно, кровавым диктатором, тираном и деспотом. Но он никак не мог желать поражения своей собственной страны! Потому хотя бы, что при этом терял власть. Ну а на вопрос, насколько он, будучи Верховным главнокомандующим, способствовал военным победам, должны ответить объективные военные аналитики и специалисты.

Проблема в том, что таких не найти днем с огнем.

 

Миф и человек

Сталин умер 60 с лишним лет назад, однако никак не покинет нашу грешную землю. Его образ до сих пор в центре дискуссий. Каждый политик, от мала до велика, подробно отчитывается в своем отношении к этому деятелю. Любая посвященная ему публикация вызывает тысячи комментариев, авторы которых схлестываются так, будто их жизнь и судьба все еще зависит от товарища Сталина.

Никак не выветривается его дух.

Конечно же, все эти споры и политические декларации не имеют прямого отношения к историческому генсеку и председателю Совнаркома. Подавляющее большинство «бойцов дискурса» или мало что о нем знают, или яростно игнорируют факты. 

Свирепая восточная деспотия, изящно именуемая эвфемизмом «культ личности», который ввел в оборот Георгий Маленков еще 10 марта 1953 года, отошла в область преданий. Сам же деспот, вождь и «организатор побед» превратился в миф. С этим мифом воюют, ему поклоняются, готовы идти в бой «за родину, за Сталина», как якобы шли фронтовики, хотя многие из них это отрицают.

Иосиф Джугашвили превратился в миф еще при жизни. Он сам начал творить легенду о себе. Обитал в туманных эмпиреях Кремля. Не являл подданным свой лик. Даже голос его слышали редко. Вот и превратился в народном сознании в некое божество. Для кого-то доброе, для кого-то  - злое. Потому что всеобщее обожание «отца народов» – это тоже миф. Народ был расколот примерно надвое. Линия разделения шла через семьи.

Например, через мою семью. Мама с юных лет ненавидела вождя. Несмотря на это в 1942 пошла добровольно на фронт, так как можно быть против Сталина, но нельзя – против Родины. Ее сестра, моя тетя, вождя обожала и рыдала, когда объявили о его смерти. Несмотря на то, что ее родной отец и трое его братьев были отправлены в лагеря. Без всякой вины. Впоследствии это стали называть - «репрессированы».

Примерно так же расколото общество и сейчас. По-разному сложилась посмертная судьба крупнейших государственных деятелей минувшего столетия. Сталин вошел в массовое сознание потомков. Он до сих пор в состоянии конкурировать с действующими политиками, виртуально бороться за голоса избирателей.

И востребован до сих пор. Сколько раз по самым различным поводам даже у самых приличных людей невольно вырывается: «Сталина на них нет».

Можете не нервничать, дамы и господа! Сталина нет, и больше не будет.

 

Николай Троицкий