Крах договоренностей ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи привел 9 марта к сильнейшему с 1991 года однодневному падению цен на нефть Brent, от которых напрямую зависит состояние российской экономики. Фьючерсы Brent 9 марта торговались ниже $35 за баррель (минус 23% к предыдущему закрытию). Таким образом, нефть вернулась на уровни начала 2016 года. На этом фоне курс доллара к рублю подскочил почти до 75 руб., курс евро превысил 85 руб.

Индекс Мосбиржи в начале торгов обвалился на 16%. Индекс РТС упал на 16%. Акции «Роснефти» упали на 12%, «Газпрома — на 12,8%, ЛУКОЙЛа — на 14%. Акции Сбербанка открыли торги падением на 13%, ВТБ — на 11,7%

Глава аналитической компании Macro-Advisory Ltd Крис Уифер считает, что ценовая война России и Саудовской Аравии друг с другом и против американской сланцевой нефти может продлиться по крайней мере несколько месяцев, и Brent наверняка протестирует уровни $30 и ниже.

  • Основатель американской консалтинговой компании Rapidan Energy, специализирующейся на энергорынках, Боб Макнэлли полагает, что на рынке сложилась редкая комбинация факторов — шок со стороны предложения (рост нефтедобычи), обратный шок со стороны спроса (снижение потребления из-за коронавируса) и отсутствие на рынке «стабилизирующего производителя» Последний раз такое «ужасное сочетание» было в начале 1930-х годов, на фоне Великой депрессии, и тогда цена нефти обвалилась до «центов за баррель», указал он.
  • Старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов считает, что, если вспышка коронавируса пойдет на спад, цены могут быстро скорректироваться и снова превысить $50 за баррель, однако если увеличатся риски глобальной рецессии, то цены останутся низкими, в районе $30–40.

РБК