Сенаторы одобрили федеральный закон, дающий право автоперевозчикам и экспедиторам страховать свою ответственность за нарушение договора перевозки и договора транспортной экспедиции.

Заместитель Председателя Комитета СФ по экономической политике Валерий Васильев отметил правомерность и своевременность принятия ФЗ «О внесении изменений в статью 34 Федерального закона «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» и статью 3 Федерального закона «О транспортно-экспедиционной деятельности».

«Принципиально важно создание правовых основ добровольного страхования ответственности перевозчика и экспедитора за нарушение договора перевозки груза и договора транспортной экспедиции, поскольку в противном случае полностью отсутствуют законные возможности защитить интересы автоперевозчика и экспедитора, так как гарантии возмещения ущерба в случае повреждения, гибели или утраты груза отсутствуют»,- отмечает сенатор.

Валерий Васильев обратил внимание на предысторию принятия закона. В частности, от отметил, что при заключении договоров страхования ответственности автоперевозчиков и экспедиторов можно было заключать договоры имущественного страхования, однако подобные договоры многие судебные инстанции часто признавали недействительными. В 2010 году было вынесено специальное Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, по которому страхование гражданской ответственности экспедитора и автоперевозчика признавалось соответствующим законодательству РФ. В дальнейшем, как правило, в случае спорных ситуаций ссылались на данное решение и во многом благодаря этому удавалось существенно снизить риски автоперевозчиков и экспедиторов.

Сенатор подчеркивает, что настоящий закон позволяет обеспечить однозначное толкование и применение норм права по страхованию риска ответственности перевозчика и экспедитора за нарушение договора перевозки груза. Он так же отметил, что была проведена антикоррупционная экспертиза текста Федерального закона, которая предусмотрена статьей 27 Регламента Совета Федерации, в ходе которой не были выявлены его коррупциогенные факторы.