Официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков: 

«Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) – создавалась в качестве объективной и беспристрастной международной организации по контролю выполнения конвенции о запрещении химического оружия.

На ОЗХО лежит огромная ответственность. Поэтому все заявления, а тем более выводы этой организации, должны быть не политически мотивированными гипотезами, а констатацией фактов, доказанных с использованием научных методик и формул. Более того, все выводы должны быть доступными для перепроверки любыми экспертами.

В этой связи, заявление представителя этой организации Ахмеда Узюмджу о якобы применении зарина в Хан Шейхуне вызывает большие вопросы.

Напомню, что в конце 2016 года российскими специалистами был зафиксирован факт применения боевиками иприта в Алеппо.

Российские специалисты на месте преступления взяли пробы отравляющего вещества, которые были переданы представителям ОЗХО и направлены в Гаагу. Кстати, руководство Сирии тогда под гарантии безопасности настаивало на приезде экспертов ОЗХО в Алеппо, однако никто не поехал.

Спустя 4 месяца ОЗХО так и не может сделать заключение и признать найденный в Алеппо иприт «ипритом», ссылаясь на необходимость проведения дополнительных исследований.

Однако по Хан Шейхуну господину Узюмджу всё сразу стало понятно. Хотя за две недели ни одного представителя ОЗХО там не было. Откуда, кем и каким образом взяты пробы? Кто именно в ОЗХО так  быстро исследовал биопробы, если стандартные процедуры ОЗХО, как и в случае с ипритом в Алеппо, предполагают протяженный по времени комплекс исследований?

Но самое главное, данное скоропалительное заявление Узюмджу сильно «подставило» всё ОЗХО. Ведь если в Хан Шейхуне действительно был зарин, то как ОЗХО может объяснить прыгающих в парах зарина без средств защиты шарлатанов из «Белых касок»? Это ведь видели все. Хотелось бы получить от А.Узюмджу внятные ответы на все эти вопросы как можно скорее.

Или вопреки заключениям независимых экспертов, считающих нонсенсом такую «избирательность» поражения зарином, господин Узюмджу открыл свою таблицу Менделеева?

Только проведение объективного расследования инцидента на месте, в Хан Шейхуне, поможет установить истину в вопросах: что там действительно произошло, и кто должен нести за это ответственность.