В конце июня на полигоне «Погоново» в Воронежской области, пилоты самолетов-штурмовиков Су-25 и вертолетов Ми-28Н состязались в точности поражения наземных целей. Неофициально, такие соревнования называют «авиадартс». Пилоты должны были преодолеть систему противовоздушной обороны условного противника, в составе которой были и переносные зенитные ракетные комплексы (ПЗРК). Действия летчиков снимал телеканал «Звезда».

На одном из кадров сюжета о маневрах, блоггеры заметили стрелка-зенитчика … с американским переносным зенитно-ракетным комплексом FIM-92 «Стингер» (Stinger).

Но зачем на учениях штурмовой авиации, российские военные использовали оружие потенциального противника? Специалисты в области ПВО считают, что зарубежный ПЗРК был нужен командованию для создания обстановки, максимально приближенной к боевой и контроля действий летчиков в ситуации преодоления «вражеского» ПВО. На это указывает и то, что американский зенитный комплекс был подключен кабелем к какому-то устройству, вероятно, тренажеру для тренировки операторов ПЗРК.

ПЗРК FIM-92 «Стингер» (Stinger) предназначен для поражения самолетов и вертолетов на встречных и догонных курсах, действующих на дальностях и высотах 0,5-5,5 и 0,03-3,5 км соответственно с вероятностью 0,3-0,5 (без помех). При общей массе 15,2 кг ПЗРК приводится в боевое положение за время не более 30 с, время реакции – до 10 с. Существующие модификации отличаются свойствами пассивной головки самонаведения. ПЗРК может эксплуатироваться в войсках без технического обслуживания в течение 10 лет.

Комплекс активно использовался в локальных войнах и конфликтах, состоит на вооружении армий США, Греции, Дании, Италии, Турции, Германии, Израиля, Южной Кореи, Японии и др. стран с 1978 года.

Анатолий Соколов