Существенную лепту в возникновении проблем импортозамещения вносит сам заказчик. По мнению Виктора Мураховского, главного редактора журнала «Арсенал Отечества», программно-целевой метод создания госпрограммы вооружений в нынешних условиях себя не оправдывает. Об этом он рассказал в ходе круглого стола на тему «Импортозамещение на предприятиях ВПК и ОПК сегодня», организованного ИА «Росинформбюро» и организационным комитетом военно-технического форума «Армия -2015».

 

-  Будет ли выполнена нынешняя госпрограмму вооружения и по ккому принципу она формируется?

- Программно-целевой метод создания госпрограммы вооружений  оправдывал себя, когда была плановая советская экономика, с тех пор ситуация радикально изменилась. Ни для кого не секрет, что ни одна программа госпрограмма вооружения в России не исполнялась. И сегодняшняя программа на 100% не будет выполнена.

- Почему вы в это настолько уверены?

- Здесь расчеты и финансово-экономического блока, которые регулярно промахиваются с показателями в несколько раз, а соответственно, и с конечной ценой на продукцию военного назначения; здесь и просчеты Минобороны, которые регулярно промахиваются с проектами, с направлениями развития; здесь и просчеты разных руководителей Минобороны. Вот сейчас перед нами остро стоит проблема импортозамещения. А предыдущее руководство Минобороны говорило, что мы существуем в глобальном рынке вооружения, и промышленности заявляло так: либо вы даете нам то, что мы хотим по нашей цене, либо мы идем закупать на мировой рынок. Так мы «закупили» вертолетоносцы во Франции, бронемашины в Италии, снайперские винтовки в Англии, беспилотники в Израиле. В итоге оказались в тупике и без денег, и без иностранной продукции.

- Почему предприятия с снижают цену на свою продукцию? Ведь не для кого не секрет, что это можно было бы сделать?

- Тут стоит вопрос ценообразования: на уровне закона этот вопрос не урегулирован, представители промышленности об этом неоднократно заявляли. Сегодня ни одна инстанция: ни поставщики, ни конечные производители, - никто не заинтересован в сокращении издержек. Как только издержки снижаются, Минобороны срезает согласно указаниям до уровня 20% +1.

С другой стороны, это ведет к тому, что у нас возникает структура, когда компании стараются производить все в рамках своих предприятия.  Бывает так, что в одном городе два предприятия, разделенные забором, могут закупать аналогичное оборудование. Оно будет загружено на 30%, зато свое.

- Какие технологии сейчас самые перспективные?

- Давно прошло время, когда оборонная промышленность выступала локомотивом развития. Сейчас  локомотивом выступают технологии, разработанные в гражданской сфере.

Если мы посмотрим на программы, которые реализует сейчас американское агентство перспективных оборонных исследований, то там подавляющее большинство технологий приходит из гражданских.

Второй момент – грифы. Как налаживать отношения с теми компаниями, которые работают в гражданском секторе, когда они даже не знают ваших программ. А то, что перспективные разработки вызывают интерес у общественности -  несомненно. Буквально позавчера появилась съемка с видеорегистратора, когда танк проехал, так видео за сутки собрало миллиона просмотров.

Американские компании, когда у них еще в железе продукции нет, а только 3D-модели, они ее уже начинают продвигать. Уже на этом этапе частные компании могут участвовать, предлагать свои разработки и технологии.

Почему у нас никак не развивалась тема такого партнерства? Потому что Минобороны еще в советское время сказало «нафиг, это очень дорого». И у нас те разработки, которые было, Минобороны не стало финансировать. Вот к чему это все привело.